argonov (argonov) wrote,
argonov
argonov

Category:

Заблуждение 3: Свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого

Это пятничный пост.

Расхожая фраза "cвобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого" встречается в политических дискуссиях на каждом шагу. Как правило, она используется как девиз правильного общественного устройства, как принцип свободы, но с оговоркой, что "свобода не есть вседозволенность". Эту формулу любят как либералы, так и те, кто хочет продемонстрировать ограниченность либерализма. И как правило, никто не задумывается о её конкретном значении и применимости в жизни

1. Исконная формулировка: юридический казус

История обсуждаемого лозунга смутна. Одни источники рассказывают о комической истории, когда во Франции парламентарий слишком эмоционально вёл себя на заседаниях и своими жестами тревожил коллег. На замечания он сказал, что как свободный гражданин считает себя в праве жестикулировать как угодно. Суд по депутатской этике постановил, что свобода жестикулировать не может быть безгранична: "ваша свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается кончик носа стоящего рядом человека". По другой версии, некультурное поведение приписывается не французскому депутату, а англичанину со звучной фамилией Hooligan, причём не в форме жестикуляции, а в форме драки. Как бы то ни было, первая формулировка обсуждаемого принципа ограничивала свободу одного человека именно кончиком носа другого.

Если понимать эту исконную формулировку буквально, то она весьма либеральна: есть общее пространство, в котором люди свободны, но дополнительно, у каждого есть индивидуальное пространство, на которое покушаться не подобает. Каждый человек свободен почти везде за некоторыми исключениями. Но у этого принципа есть очевидная проблема: он оставляет нерешённым большое количество спорных ситуаций между людьми, когда они не покушаются на телесное благополучие друг друга. Например, если два французских парламентария захотели построить себе дома ровно на северном полюсе, то это будет невозможно, даже если их кончики носов далеки друг от друга. Свобода одного человека очень часто мешает свободе другого, и принцип кончика носа не может здесь описать все варианты

2. Новая формулировка: романтический принцип свободного общества?

Видимо, размышляя над подобными коллизиями, какой-то другой исторический персонаж (мне и здесь не удалось найти его точного имени) решил переиначить принцип по-новому: "ваша свобода кончается там, где начинается свобода другого человека". Новая формулировка, на первый взгляд, лучше: она звучит серьёзно, а не комично, более стройна лингвистически, и вроде даже решает проблему серой зоны, где "все свободны". Но при кажущейся серьёзности, она содержит в себе такие неоднозначности и подводные камни, которые и не снились изначальной формулировке. Обсудим её основные распространённые интерпретации и отметим их недостатки

Интерпретация 1. "Каждый гражданин должен быть свободен, пока он не мешает другим". Более кратко, "каждый должен жить, не мешая другим". Казалось бы - можно ли поспорить с этой простой истиной? Можно и нужно. Потому что на самом деле, каждый человек кому-то в чём-то мешает. Занимая кресло в автобусе, мы мешаем тому, кто вынужден стоять, ибо зашёл чуть позже нас. Занимая вакансию на рабочем месте, мы мешаем тому, кто хотел бы устроиться вместо нас. Курильщик на автобусной остановке мешает некурящим, а некурящий мешает курильщику, делая ему замечание. Каждый из нас явно или неявно в жизни сталкивается с ситуациями, когда кто-то предпочёл бы, чтобы нас там не было. Чтобы в строгом смысле жить "не мешая другим", надо уйти в лес и жить отшельником. Но и тогда могут найтись чиновники, которые скажут, что вы ведёте асоциальный образ жизни, не платите налоги, а то и браконьерствуете. Посему принцип "свободен, пока не мешаешь другим" есть невозможная утопия, если не сказать "антиутопия". Критику в сходном ключе можно также почитать здесь http://comrade-q.livejournal.com/30756.html

Интерпретация 2. "Каждый гражданин должен быть свободен, пока он не вредит другим". Иными словами, "чуть-чуть мешать другим можно", но не надо "откровенно гадить". Это более смягчённая, компромиссная интерпретация. Почти дословно она даже включена во французскую конституцию (La liberte c'est la possibilite de faire tout cequi ne nuit pas a autrui). По идее, это просто апелляция к здравому смыслу, к совести. И каждый человек, который живёт по совести, действительно руководствуется этим принципом. Но как политический лозунг он недалеко ушёл от первой интерпретации, а возможно - даже хуже её ввиду кажущейся благовидности и мудрости. Прежде всего, данный принцип не оговаривает степень, в которой человек должен воздерживаться от покушения на интересы других. Ходить в туалет в подъезде - вроде как, очевидно плохо. Курить на остановке - уже более спорно. Рисовать карикатуры на РПЦ - тоже. Женщинам носить брюки - вроде как нормально, но лишь потому, что общество с этим согласилось. У данной интерпретации есть и ещё один, куда менее очевидный и более опасный недостаток: принцип "не гадить" имеет явный перекос против активной стороны в любом вопросе. Сторонник идеи "не гадить" мыслит не интересами сторон, а категориями "виновник - жертва". Художник, высмеивающий РПЦ - гадит. Курильщик на остановке - гадит. Участник гей-прайда - гадит. А суд, который садит за оскорбление РПЦ - может и несправедлив, но не "гадит", а просто ставит на место тех, кто "гадил". Любой социальный активизм очень легко подвести под метафору "гадить". А репрессии против такового активизма - нет .

Интерпретация 3. "Свободы граждан должны быть разграничены, каждый должен быть свободен на своей и только на своей территории". В качестве альтернативы вышеперечисленным интерпретациям, либертарианцы часто предлагают формальное разграничения свобод, симметрично учитывающее интересы сторон. Архетипом разграничения является собственность на землю: пусть люди не могут быть свободны во всём, но они могут быть свободны каждый в своей области. Эта интерпретация близка к изначальному высказыванию о кончике носа, но в ней отсутствует общее пространство, в котором все свободны. И потому, свобод в ней явно меньше. При этом, она содержит точно такую же недосказанность, как и интерпретация 2: она не уточняет, как именно должны быть разграничены свободы. Где кончается сфера влияния одного гражданина, и начинается другого. Когда речь шла о кончике носа, такой критерий, пусть и спорный, был. Данная же интерпретация ничего не говорит о границах, она лишь говорит, что они нужны. Интерпретации 2 и 3 обе основаны на вере в существование некоторых справедливых умолчаний. В первом случае это некая объективно истинная мораль, во втором - как правило, многократно раскритикованная в истории концепция естественного права. Если в отношениях классической собственности ещё можно с натяжкой признать право "кто первым занял территорию, тот и владеет", то во множестве других вопросов ситуация совершенно неясна. Имеет ли курильщик право курить на остановке автобуса? Имеют ли право верующие избивать художника, посмеявшегося над ними? Это всегда вопрос конкретных правил, установленных в обществе и государстве. И эти правила могут сильно отличаться от тех, что мы привыкли считать либеральными и/или демократическими. Например, если король установит правило, что вся земля улиц - его вотчина, то гражданин, вышедший из дома, уже ущемляет права короля. И это тоже будет соответствовать принципу "свобода одного кончается там, где кончается свобода другого". Чтобы исключить такие крайности, иногда к принципу "свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого" добавляют принцип "закон одинаков для всех". Но это решает лишь малую долю проблем. Может быть равный для всех закон, что курить на остановке можно, а может быть равный для всех закон, что нельзя. Может быть равный для всех запрет религиозной сатиры, а может быть равное для всех отсутствие такого запрета

3. Пессимистический взгляд: констатация несвободы?

Приведённые рассуждения показывают, что принцип "свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого" - скорее всего, плохой рецепт свободного общества. В лучшем случае, он бесполезен, в худшем - вреден, ибо оправдывает ограничения гражданских свобод под предлогом, что те или иные активисты "мешают", а то и "гадят" окружающим. Но было бы ошибкой выбросить этот принцип на свалку истории. Возможно, у него есть другой глубокий и мудрый смысл. Но состоит он - не в оптимистическом идеале, а в прямо противоположном. Этот смысли - в констатации грустного факта, что между гражданами есть конфликты потребностей. Что абсолютная свобода невозможна.

Приверженцы принципа ограниченности свободы одного гражданина свободой другого неправы в том, что снабжают его словом "должна". Нет ничего хорошего в том, что свободы разных людей конфликтуют. Но такова данность, с которой приходится мириться. Человек фундаментально обречён на несвободу, и целиком эта несвобода не сможет быть устранена даже при коммунизме. Человек зависит от других особей и должен идти с ними на компромисс. "Нельзя жить в обществе и быть свободным от него" - этот лозунг в политике очень любят враги гражданских свобод как таковых, но если отбросить демагогию и смакование ими этой несвободы, то они правы. Горько правы. Или... может быть, не совсем правы?

4. Реалистический взгляд: проблема, которую можно решить

И оптимистическое, и пессимистические понимания обсуждаемого принципа оба ошибочны в своём максимализме. Если подойти реалистично, то лозунг "свобода одного человека должна кончаться там, где начинается свобода другого" ошибочен, но ошибочен и лозунг "свобода одного человека вынуждена кончаться там, где начинается свобода другого". Не "должна" и не "вынуждена". А всего лишь "иногда может". А может и не кончаться. Две свободы могут идти вместе. Если один человек построил себе дом ровно на северном полюсе, то он этим ограничил свободу любого другого человека совершить аналогичный поступок. Но если один человек читает книгу "Война и мир", он этим не не ограничивает свободы другого человека делать то же самое. Свобода гражданина - это число возможностей. И нельзя сказать, чтобы оно было на всех людей величиной постоянной. Ресурс можно не только поделить, но и произвести. И расширение свободы одного не обязательно бывает за счёт сужения свободы другого.

Неправильно стремиться к тому, чтобы свобода первого человека кончалась с началом свободы второго. В этом нет ничего хорошего. Но неправильно и сидеть сложа руки. Надо активно стремиться к обратному: чтобы свобода первого человека не кончалась с началом свободы второго.

Не всякий конфликт интересов решается компромиссом или игнорированием интересов одной из сторон. Некоторые конфликты можно решить,  удовлетворив интересы всех участников. Можно построить два павильона на остановке автобуса: для курящих и некурящих. Можно ввести вариативность законодательства в разных регионах, обеспечив свободу передвижения желающих в любом направлении. Выделить регионы для любителей казино, и нелюбителей такого соседства. Регионы для антицерковных художников и регионы для тех, кто слишком чувствителен к ущемлению религиозных чувств. Регионы для геев и регионы для гомофобов. Но всё это требует очень зрелого правосознания граждан, до которого нам пока далеко. Уважения к потребностям всех людей, а не только "добропорядочных" или "свободомыслящих". Уважения и к радикальному художнику, и к фанатически верующему. К курящему и к некурящему. К националисту и к интернационалисту. Полностью устранить конфликты людей в обозримом будущем невозможно. Не могут два человека одновременно быть президентом США. Нельзя полноценно удовлетворить потребности Битцевского маньяка и его жертв. Но в большинстве случаев стоит искать решения. А для начала - хотя бы прекратить использовать лозунг "свобода одного человека кончается там, где начинается свобода другого" для оправдания собственной интеллектуальной лени
Tags: социум:заблуждения, социум:политика
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments