January 23rd, 2013

Утилитаризм и любовь

Мелькнула мысль, что на самом деле между идеей всеобщей любви и утилитаризмом почти нет разницы. Отличие утилитаризма от почти всех остальных этических систем состоит в том, что для первого в первую очередь важно, чтобы людям было хорошо, а для вторых - чтобы люди "были хороши". Утилитаризм считает, что счастья достоин каждый человек, а всякого рода талмудизмы (формальные наборы правил) распространяют это только на "хороших" людей. Талмудизмы конфронтационны, деление людей на своих и чужих присуще им по определению.  Хуже того, талмудисту очень легко впасть в модель поведения, когда он сам не очень морален, но компенсирует это агрессивным требованием моральности от других. Его морализаторство - это, по сути, утверждение своей власти. И единственное, что можно противопоставить морализаторству - это искренняя любовь. Родитель, любящий своего ребёнка, предпочтёт, чтобы он физически не смог сунуть пальцы в розетку, нежели чтобы он получил удар и впредь был послушным. Тот, кто имеет любовь, никогда не станет мыслить в категориях мести и справедливости как "око за око". Месть может совершаться из ненависти к её объекту или принципа, но никак не из любви. Любовь к каждому человеку на земле не совместима ни с какой моралью, в которой жертва или наказание могут быть самоценными ("так требует справедливость"). А с утилитаризмом - совместима. И в этом смысле даже материалист Дэвид Пирс, призывающий всех кормить МДМА, несравнимо ближе к истинной святости и духовности, нежели самые искренние религиозники, верящие в "воздаяние"
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.