?

Log in

No account? Create an account
 
 
argonov

Интересный факт: в поп-музыке и кино приняты крайне разные принципы формирования названий.

Иногда кино называют абстрактно, подковыристо, что трудно что-то понять, пока фильм не посмотрели: "Визит к Минотавру", "17 мгновений весны", "Большой Лебовский" и т. д. Но коммерческие продюсеры чаще стремятся дать фильму простое и говорящее название - "Звёздные войны", "Космическая одиссея", "Парк Юрского периода". Чтобы зритель понимал, о чём фильм.

С другой стороны, в поп-музыке (понимая её широко, как почти всю не-академическую музыку) принят совершенно иной принцип. Если это инструменталка, то назвать её можно как угодно. Иногда намеренно привлекая внимание, иногда просто намекая, какие смыслы хочет выразить автор ("Oxygene", "Magnetic Fields"). Но если это песня, то почти единственно возможное решение - называть её по наиболее повторяемой или запоминающейся строчке. Как правило, из припева. Например, "You and me", "Где ты?".

Казалось бы, это логично. Если строчка является визитной карточкой песни, то почему песню не назвать по ней? Но в подавляющем большинстве случаев, эта строчка почти ничего не говорит о содержании песни. Бывают отдельные удачные примеры типа "Final Сountdown", когда заглавная строчка намекает и на содержание текста. Но обычно названия коммерческих песен по коммерческим же меркам провальны, они не могут привлечь слушателя.

Объяснение этому парадоксу лежит на поверхности. Традиция называть песни по строчкам родилась во времена, когда человек впервые узнавал песню на слух (по радио или на концерте), а потом уже пытался узнать о ней побольше. Найти автора и название песни было на порядки проще, если песня названа по запоминающимся строкам. Но сегодня ситуация изменилась, и очень часто люди сначала видят название, а затем принимают решение, послушать или не послушать вещь. Так есть ли смысл продолжать традицию? Я не уверен.

Если говорить о моём творчестве, то у меня долгое отсутствовала единая концепция формирования названий. Иногда я называл песни по строчкам или словам ("Зима", "Жди этот день"), иногда по независимому кинематографическому принципу ("Неизбежность"), но по совокупности сделанного я вынужден признать, что с точки зрения привлечения внимания и объяснения потенциальному слушателю содержания песни почти все мои названия песен неудачны.

Несколько лучше мои названия инструменталок ("Федеральная трасса", "Автоматизация", "Красный рассвет") и альбомов ВАП. Я сначала называл 2032 просто "Легендой о несбывшемся грядущем", а потом первый издатель сказал, что если дать ей предзаголовок "СССР 2032" то всё будет проще. Я выбрал компромиссное решение "2032: легенда о несбывшемся грядущем", которое более-менее отражает суть. Название "Русалочка" хуже, так как не говорит, чем это отличается от классического сюжета. Да, троллинг любителей сказок получается изрядный, но это не то же самое, что и поиск именно своей аудитории. И лишь называние "Переосмысляя прогресс" я придумывал целенаправленно для привлечения аудитории.

А вот характерный пример, как это работает. Когда на сайте promodj.ru я на главной странице размещал трек "Там за чертой", то заметил, что при таком названии в день получается примерно 600 прослушиваний, а при названии "Там за чертой (финальная песня симфонии)" - уже 1000. Получается, что в современных условиях слушатель хочет не краткости названия, а максимума информации.

Если когда-то я плевался от политики бесхудожественных, но понятных "коммерческих названий", то сейчас я не очень понимаю, чем они плохи. Например, в журналистике и особенно науке статьи, с точки зрения этих канонов, называются ещё более "коммерчески". Например "Бифуркации и хаос при размножении белок с дискретным временем".

К чему я это всё пишу? Вот прямо сейчас мы записываем вокал к песне, которую по традиционным канонам надо называть "Время придёт". Это название отражает её основные мысли, но сама песня куда интереснее такого названия. Есть над чем задуматься...