?

Log in

No account? Create an account
 
 
argonov
Свою старую короткую статью "Урбанизация и тоталитаризм: демократив против свободы" в этом ЖЖ я считаю примером краткой, но меткой работы, которая хотя и не вымучивалась мной годами (как академические философские статьи), но сохранила актуальность и даже неплохо подтверждается новыми событиями.

Действительно, острота политической борьбы вокруг интернета с тех пор усилилась, особенно в странах второго экономического эшелона типа России. Но, вместе с тем, всё ярче заявляет о себе и новое поколение интернета, которое не знало и не хочет знать иной жизни, кроме информационной анархии. По крайней мере, в вопросах творчества и развлечения. Вчерашние двачеры проникают во власть, в крупный бизнес, в финансовые структуры. Появилось целое новое явление криптовалют, появилось движение пиратских партий, появились акции анонимусов, ряд табуированных вопросов стали всерьз обсуждаться политиками.

Но сейчас я хочу поговорить не столько о современном конфликте вокруг интеренета, сколько о механизмах появления классических тоталитаризмов в 20 веке. В своей статье я увязывал это с шоковой урбанизацией в связке с появлением социальных лифтов для вчерашней черни. Но вот в этом посте http://users.livejournal.com/_devol_/1042044.html убедительно описан ещё один фактор, о котором я не подумал, но который отлично встраивается в общую картину.

Дело в том, что быстрая урбанизация в истории обычно сопровождалась общим демографическим взрывом и, как следствие, помолодением и поглупением населения. Вот цитата из поста

Знаете, какой средний возраст жителя Российской империи был в 1917 году? 17-19 лет. Я не шучу. В 1897 году половина населения страны была моложе 20 лет, а две трети населения - моложе 30 лет. К 1914-1917 годам ситуация изменилась еще более в сторону "омоложения", и Россия была страной подростков, где более 60 процентов людей были моложе 19 лет! Важно также, что это были в основном сельские подростки с зачаточным уровнем образования.

Я специально посмотрел данные по другим странам Европы. В работе Michel Hubert. Deutschland im Wandel: Geschichte der deutschen Bevölkerung seit 1815 говорится, что во Втором Рейхе в 1910 году доля подростков моложе 19 лет была около 43% (тоже немало, конечно), а во Франции в том же году - менее 34%


Молодость населения обычно увязывается демографами с повышенной агрессией. И если это агрессивное большинство ещё и получает политическое влияние - то логично ожидать и радикализации политического курса. Особенно, если эта молодёжь необразованна и вышла из социальных низов. Девол строит эту картину с целью показать негатив именно российской ситуации, но я бы посмотрел на указанные данные под другим углом.

Радикализация коснулась множества стран, не только России. Да, в России начала 20 века произошло зашкаливающее омоложение и отупение среднего населения - но это население в какой-то мере держалось "в узде" царским сапогом. В Европе процент молодых и необразованных людей был меньше, но зато простой народ там имел больше политического влияния. В результате, например, начало Первой мировой войны встречалось в большинстве стран-участников чуть ли не народными овациями.

После войны население всех этих стран несколько постарело, но в некоторых странах усилились дополнительные факторы радикализации. Если говорить об Англии и Франции, то они просто потеряли часть молодого населения и действительно умерили свой боевой пыл. Ни тоталитарных режимов, ни какого-то радикального милитаризма (что обычно идёт рука об руку) там не было. Но если говорить о Германии и России, то в них после войны произошла политическая демократизация (в Германии - в классическом смысле, а в России - в смысле государственных преференций низам). При этом, в России продолжился демографический бум и даже ускорилась урбанизация. Отдельно стоит отметить Японию, где тоже на рубеже веков произошла резкая демократизация государства, тоже были демографический взрыв и быстрая урбанизация, но при этом страна ещё и избежала участия в Первой мировой войне. Как результат - и в Германии, и в России, и в Японии в 1920-1930-х годов произошла резкая политическая радикализация и милитаризация, что привело ко Второй мировой войне.

После Второй мировой войны во множестве стран мира началась демилитаризация и общая либерализация: население постарело, поумнело, потеряло агрессивность, и при этом замедлилась урбанизация. Но так было не везде. Те же опасные процессы, которые встряхнули западных мир в начале века, теперь пошли в континентальной Азии и Африке. Если взять для пример маоистский Китай, то в нём, как и в Германии, Японии и России начала века, имели место не только урбанизация и социальные лифты для низов, но и крайняя молодость населения ввиду демографического взрыва. Самые страшные политические события "культурной революции", творились подростками-хунвейбинами. Не просто выходцами из необразованной бедноты, но даже по традиционным меркам незрелыми людьми. И ещё более ярко фактор юности радикалов проявился в Кампучии (где для появления тоталитарного режима даже не потребовалось большой урбанизации).

Возникает вопрос, корректно ли тогда вообще сравнивать классическую индустриальную урбанизацию с интернетизацией, если эти процессы сопровождаются противоположными демографическими ситуациями? Во времена индустриальной урбанизации население стран было очень молодым, а сейчас оно, наоборот, весьма пожилое. Пожалуй, всё-таки корректно. Ведь сейчас поменялись и вопросы, относительно которых происходит конфликт, и сам характер развития конфликта. Но об этом мне надо ещё подумать и написать подробнее.