argonov (argonov) wrote,
argonov
argonov

Снова о наркополитике. Что происходит с обществом, когда большая ложь разоблачается

Философия и тоталитаризм

Меня, автора "2032", трудно обвинить в особой антисоветчине. Но некоторые недостатки СССР для меня налицо, и они непосредственно затрагивают мои интересы, которым было бы гораздо труднее реализоваться там. В частности, это философия.

В СССР была госмонополия на философию. Образование было направлено на то, чтобы уничтожить реальную философскую дискуссию и превратить её в схоластику относительно цитат Мыслителей прошлого, а особенно Вождей. Это касалось не только социальной философии. Это затрагивало и философию естественных наук.

Для интеллигентного человека существовало табу на религию - это ясно. Враждебными считались и любые нематериалистические картины мира. Но досталось и материализму - всем его формам, которые хоть немного отходят от цитат Энгельса и Ленина. По сути, философу в СССР запрещено было быть строгим материалистическим монистом (считать, что всё сущее материально). Вцепившись в цитату Ленина, что "называть мысль материальной - значит делать ошибочный шаг к смешению материализма и идеализма", нам говорили, что "истинный материализм не строго монистичен, что он не отрицает идеальное, а лишь считает его вторичным". Эта позиция имеет право на жизнь, но проблема в том, что всех несогласных с ней клеймили как "вульгарных материалистов".

Грубый догматизм касался не только онтологии. Досталось и философии конкретнонаучных областей. У всех на слуху гонения против генетики и кибернетики. Но ещё, например, существовала догма о невозможности искусственного сознательного существа, ибо "сознание социально, а компьютер никогда не станет таким". А ещё множество интеллектуально честных химиков и физиков получали плохие оценки по философии за уверенность, что законы химии объясняются законами физики. Их клеймили как "редукционистов" и приводили искаверканную цитату Энгельса, что "химия не может быть редуцирована к физике" (на самом деле он говорил, что химия не сводится к механике, и был в этом прав - хотя и это не повод для догматизма). Это были не заскоки отдельных недоумков, это была официальная позиция учебников.

Что же произошло, когда догмы рухнули, и народ понял, что теперь можно придерживаться любого мировоззрения?

Поскольку нормальное философское образование быстро восстановить не удалось (оно и сейчас в большинстве регионов плачевно), граждане решили искать "истинный путь" самостоятельно. И многие, узнав, что "нас во всём обманывали", ринулись противоположные крайности - в религии и полную псевдонауку. Это затронуло и многих бывших преподавателей, которые на поверку оказались людьми с шатким научным фундаментом. Не только 1990-е, но и 2000-е годы оставались в российской филосфии выжженной пустыней, где правили бал любые модные течения, кроме нормального анализа современной научной мысли. Да и сейчас добрая половина российских философов считает, что философия "занимается вечными и неразрешимыми вопросами, и потому даже не должна пытаться искать истину". Другое дело, что вразумительная дискуссия за это время возникла "снизу" - от людей с не философским, а с естественнонаучным образованием. Например, здравые интеллектуальные кружки сложились в Москве вокруг движения Lesswrong и в трансгуманистической среде. Приятным академическим исключением на фоне всеобщего иррационализма видится мне также Московский центр исследования сознания. Но до реального мировоззренческого оздоровления страны пройдёт ещё немало лет.

Психотехнологии и тоталитаризм

Многие читатели легко согласятся с вышесказанным, так как не раз сами задумывались об этой проблеме. Но, возможно, им будет вновинку обнаружить, что  такая же ситуация повторяется в совсем другой области знаний - хотя тоже тесно связанной с философией. Я говорю об отношении к государств к психоактивным веществам.

Психоактивные вещества (ПАВ) - это область технологий. Крайне важная. Великое достижение новейшей истории, возможности которого пока неведомы большинству населения. Когда я в детстве (раннем школьном возрасте) читал серию книгу Александра Волкова "Урфин Джюс и его деревянные солдаты", "Волшебник изумрудного города" и др., я всерьёз считал, что снотворные средства есть лишь в сказках. Я был поражён, когда узнал, что такие лекарства существуют уже в наше время. И тем более я не знал, что есть таблетки для поднятия трудоспособности, физической силы, выносливости, повышения социального и технического интеллекта, повышения доброжелательности и эмпатии, повышения честности и способности к интроспективному самоанализу, подавления страхов и даже для (пусть и не гарантированного) религиозного опыта с возможностью последующего анализа "нематеральные факторы vs скрытые возможности психики на материальном субстрате".

Большинство препаратов с перечисленными функциями строго запрещены, а знания о них распространяются крайне ограниченно для профессионалов и просто лживо для масс населения. Народ учат, что все запрещённые психотропы есть "наркотики", что они все крайне аддиктивны (если не физически, то психологически), что они все токсичны, что одной пробы большинства из них достаточно, чтобы сломать себе жизнь. Нас учат, что почти любой потребитель этих препаратов социально деградирует, становится умалишённым, а то и очень опасным для окружающих. На рубеже 1980-1990-х для меня слово "наркоман" звучало как синоним "маньяка". Даже травокуры представлялись чудовищными людьми, которые ловят детей, затаскивают в гараж, насильно делают уколы (а уколов я иррационально боялся), а то и совершают другие истязания. Просто потому, что безумцы.

Даже о легальных ПАВ большинство людей имело скудные представления. Даже я, написавший академические статьи о перепрограммировании потребностей в обществе будущего, до 2013 года не знал, что обычный феназепам (это название я слышал много раз) может использоваться для весьма заметного подавления страха. Когда я употребил его в самолёте в августе 2013 года, это перевернуло мой взгляд на возможности современной фармакологии. До этого мне даже трудно было помыслить, как можно лететь в самолёте без страха. Авиакомпании получили бы нехилую прибавку к прибыли, если бы раздавали в самолёте этот препарат всем нуждающимся. Но он строго рецептурен, а информация о его эффективности против аэрофобии малоизвестна. Зато гребут деньги горе-психотерапевты, обещающие исцеление от фобий "без таблеток".

Как и в случае с советской философией, нельзя сказать, что современная официальная информация о ПАВ во всём ложна. Многие знаменитые ПАВ очень опасны, и на всякий случай их не стоит даже пробовать. И даже те, которые не опасны для жизни, принимать предпочтительно при строгом соблюдении техники безопасности. Которую большинство населения не знает. Если современный человек без всяких знаний вдруг решил "наконец попробовать какой-нибудь наркотик", то лучше ему воздержаться от этого. Как и философски необразованному человеку в СССР лучше было верить в кривой диалектический материализм Энгельса, чем ударяться в "хоть какую-нибудь другую систему".

И всё же лжи о ПАВ  очень много. Наглой, идиотской. Недавно в одном киргизском (!) антинаркотическом документальном фильме я встретил цифру, что от передозировки трамадолом в мире умерло 300 миллионов человек. На самом деле, это легальный (строго рецептурный в РФ и свободный в южной Азии) серотониновый эйфоретик и опиоид, похожий на "приглаженное" MDMA и довольно безопасный при минимальном соблюдении инструкций и без смешивания с другими ПАВ. Случайно передозироваться им до смерти почти нереально, для этого надо превысить максимальную дневную дозу в несколько раз. На самом деле я не уверен, что 300 миллионов человек хотя бы слышали о нём. А апофеозом прогибиционистской лжи являются журналистские заголовки статей типа "в Приморье задержали военнослужащего, приторговывавшего смертью", где речь на самом деле шла о гашише.

Для множества обывателей была шоком таблица, составленная британскими наркологами о реальном вреде и аддиктивности ряда ПАВ (адаптированный для русских вариант слева). Оказалось, что легальные алкоголь и табак гораздо вреднее и аддиктивнее чем, например, LSD, экстази (MDMA), конопля и даже "ужасный" оксибутират натрия, видео о неадекватных потребителях которого регулярно попадают в интернет. Даже уважаемый мной феназепам в таблице оказался в числе более вредных веществ, даже хуже алкоголя по физическому вреду (хотя лично я не ощутил от него проблем и особого потенциала к аддикции, разве что чисто медицинской для очень тревожных людей).

Одной этой таблицы (на самом деле, довольно грубой) при серьёзном отношении достаточно для обывателя, чтобы сделать тот же вывод, что и при крушении СССР: "нас во всём обманывали". Распространение правды - особенно, грубой, недетализированной - неизбежно. Ещё 10 лет назад большинство моего окружения считало "наркотики" однозначным злом (хотя и выступало против уголовного преследования потребителей), но сейчас я почти не вижу этой позиции. Если я правильно понимаю ситуацию, большинство молодёжи из моего широкого круга интернет-общения уже что-то пробовали сами, и тем более смеются над государственными попытками приравнять коноплю (а то и лирику) к героину или кокаину. Меняются и настроения простого народа. Здесь я владею совсем обрывочной информацией, но неоднократно слышал на улице разговоры "простых мужиков" на запрещённую тему. Всё чаще вместо слов "всех наркоманов расстрелять" я слышу "эх, где бы это достать". А статью за оборот "наркотиков" уже называют "народной". Что было совершенно немыслимо в начале 1990-х.

Результат обрушения ложных догм о ПАВ обещает быть таким же, как и результат обрушения советских философских догм. Массы людей ринутся (или уже ринулись) к самым одинозным, но самым известным былым врагам. "Если всё - ложь, то всё в жизни надо попробовать". Хоть героин, хоть крокодил. Даже если они нелегальны ("вся страна торчит - я разве хуже?"). Спасением против этого могла бы стать программа экстренного фармакологического ликбеза граждан. Детально и честно рассказывающая все угрозы, желаемые эффекты и технику безопасности при работе с ПАВ. Но в современных российских условиях это будет заклеймлено как пропаганда. Поэтому нам грозит хаос. Есть лишь одна надежда, что ситуация с неинформированным наркопотреблением не ухудшится - что на самом деле всё уже и так давно идёт.

Вообще я считаю, что знание основ фармакологии в эпоху трансгуманизма будет таким же ключевым, как сейчас пользовательское знание компьютера, а в индустриальную эпоху - знание элементарных сведений об электричестве. И если неумение работать на компьютере хотя бы не представляет личной опасности, то незнание фармакологии, равно как и незнание электричества - может быть смертельно опасным. И не только для "конченных наркоманов", но и для обычных домохозяек, которые до сих пор не знают об аддикции обычного корвалола и недопустимости смешивания феназепама с водкой.

Tags: наука:прочее, социум:заблуждения, социум:политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments