Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Чем плох норвежский ювенальный эксперимент

Резко отозвавшись по поводу работы органов опеки в Норвегии, я получил неоднозначные комментарии, суть которых состояла в том, что здравое зерно в этом ультралевом начинании есть, и это как минимум интересный социальный эксперимент. Эмоционально он отталкивает, но на деле, возможно, прогрессивен. Поэтому я решил прояснить свою позицию отдельным постом.

Нельзя отрицать, что норвежский эксперимент интересен. Он реально отдаёт троцкистско-полпотовскими антисемейными идеями, по крайней мере, в вопросе обобществления детей. По иронии судьбы, именно в Норвегии работала первая в мире женщина-посол Александра Коллонтай, автор следующих слов: "Если мы разъясняем значение социалистического воспитания, говоря, что такое детские колонии, трудовые коммуны, матери спешат к нам с детьми, несут их к нам в таком количестве, что мы не знаем, куда их поместить...". Если ещё и вспомнить, что норвежская Трудовая партия имеет давние коминтерновские корни и относительно позитивно оценивается даже северокорейской официальной пропагандой, можно предположить, что современная Норвегия - это ещё тот крепкий орешек, который было бы весьма ошибочно оценивать просто как "капиталистическую страну с хорошей социалкой" (в экономических вопросах она хороша без кавычек). Как пишет блоггер juche_songun, "в каких-то годах делегаты от правившей сегодня в своей стране Норвежской рабочей партии были частыми гостями в Пхеньяне, имели неоднократные встречи с Президентом Ким Ир Сеном и могли напрямую выслушать бесценные советы от этого, надо сказать, самого выдающегося человека 20 века". Не исключено, что лево-тоталитарные элементы в этой стране на деле гораздо сильнее, чем об этом принято говорить, а ввиду небольшого (5 млн чел) населения страны, информация о них не очень просачиваются наружу. Как и корейцы, норвежцы определённо чувствуют себя авангардом левизны, которому негоже оглядываться на опыт ревизионистских и более консервативных товарищей

Но не смотря на революционный пафос, я выделю главный элемент, который делает норвежский эксперимент откровенно плохим, и даже сомнительно левым, по крайней мере, в локальной перспективе.

На протяжении всей человеческой истории дети были бесправны.

В традиционном патриархальном обществе они были для родителей чем-то вроде рабов, которые обязаны подчиняться, помогать в труде и не делать ничего, что запрещает глава семейства. Родитель мог решить, ходить ребёнку в школу или нет, мог бить его и даже "по неосторожности" убить. Дети были собственностью, и не очень ценной.

В современном де факто матриархальном обществе дети относительно избавились от диктатуры отца, но попали в даже более тоталитарный кошмар материнской гиперопеки. Если раньше запреты и приказы мотивировались просто необходимостью рангово подчиняться, то теперь они мотивируются заботой о безопасности самого ребёнка. Причём только безопасности. Другие интересы ребёнка в основном клеймятся как развлечения и считаются малозначимыми. Как таковых наказаний, особенно телесных, стало меньше, но запретов, как ни парадоксально, даже больше. Ребёнок так и остался собственностью, но ввиду малодетности, стал ещё и собственностью сверхценной.

Многие из нас знают случаи, когда родительские ограничения свобод простираются далеко за пределы формальной цифры в "18 лет". И если кто-то по наивности думает, что у родителей нет рычагов воздействия на "взрослого ребёнка", то сильно заблуждается. Слежка, подслушивание разговоров, порча имущества, клевета против неугодных друзей, рассказанная ребёнку, или против самого ребёнка, рассказанная друзьям. В обычной жизни такие вещи может делать только настоящий подлец. Но в отношениях матерей, бабушек и детей, особенно дочерей - это типичная практика. Ибо трудно найти такую подлость, которая не могла бы быть оправданной безопасностью отпрыска.   

Эту ситуацию надо менять, но она довольно устойчива. Никто из нас уже не вернётся в детство, а вот перспектива стать родителем есть у многих. Поэтому, на всякий случай, здравомыслящий гражданин считает правильным заранее встать на сторону родителя. При этом, возврат к реальной многодетности уже почти нереален, так  что нормальной позицией родителя и потенциального родителя является отношение к ребёнку как к сверхценности. Естественное изменение общественного сознания в этом вопросе может произойти только тогда, когда большинство людей откажутся от деторождения вовсе, и будут в известном психологическом конфликте "Р - В - Д" непоколебимо стоять на позиции "В". Но пока что об этом говорить рано.

Так что же делает норвежское руководство? (ввиду его ультралевых начинаний, назвать его правительством язык уже не поворачивается )

Правильная идея состояла бы в том, чтобы часть прав передать от родителей к детям, увеличив свободу последних. Что же вместо этого предлагают нам норвежцы? Передачу части прав от родителей к государству.

Дети как были, так и остаются собственностью, просто теперь за эту собственность между родителями и государством начинается грызня. Причём не исключено, что и государство в этом вопросе - лишь посредник, а реально грызня идёт между кучей усыновителей за обладание детьми, которых самим рожать не с руки.

Прогрессивно и хорошо ли это?

В локальном промежутке времени это однозначно плохо. Ребёнок не получает больше прав, но лишается даже тех скромных гарантий, которые у него были. Потерять родетелей - это самая страшная трагедия, которая может случиться с ребёнком (если не брать такие крайние альтернативы как концлагерь). Для многих детей лучше умереть, чем остаться без родителей. В том числе поэтому, я никогда не принимал и не приму морализаторский пафос "Далёкой радуги" Стругацких, которая без этого элемента была бы великим шедевром поэтизации апокалипсиса. И именно этот кошмар делают органы опеки.

В глобальной перспективе, возможно, расчёт делается на то, чтобы подавить в родителях собственническое отношение, а потом уже дать детям реальные права. Может быть, это и так, трудно судить. По идее, государство - более разгильдяйский собственник, чем родитель, и может пойти на такой шаг. Возможно, всё придёт к тому, что лет в 12 детям дадут право выбирать опекунов, а то и вовсе их отсутствие. Если это право будет подкреплено возможностью получить социальное  жильё, то это будет вообще сказка, потому что на практике свобода даётся не совершеннолетием, а возможностью отселиться от родителей. Более младшие дети останутся собственностью родителей и это будет честно признано. Как правило, до этого возраста ребёнок не имеет мотивации жить отдельно от биологических родителей.

Но это только если верить в благость задумки государственных мужей (в Норвегии - всё больше жён) и в возможность подавить собственнические настроения такими методами. Верится с трудом. Скорее всего, здесь работает корысть, а собственничество никуда не денется, просто будет подкрепляться паническим страхом потерять собственность. И это даже хуже. Так что в локальной перспективе ещё много трагедий ждёт и родителей, и их отобранных, по прежнему бесправных, детей
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Почему традиционное образование вызывает отторжение

Дети от природы имеют интерес к познанию.

Однако примерно до 10 лет этот интерес, в основном, носит животный характер. Интерес ребёнка к окружающему миру похож на аналогичный интерес первобытного человека. Хорошо это или плохо? Устарел ли инстинкт в этой области? Не могу однозначно сказать, что устарел.

Особенность животного инстинкта познания заключается в его прагматической ориентации. Исторически он был нужен для того, чтобы охотник знал территорию, знал повадки животных, чтобы собиратель знал плоды деревьев. Этим не исчерпывается инстинкт познания: он требует  изучения и нестандартных природных ситуаций, секретов, зная которые, можно обыграть человека-соперника или зверя. Инстинкт познания является мощной движущей силой и в человеческом обществе, и регулирует поведение исследователя далеко за рамками природных экосистем. Он оказался очень гибок. Интерес ребёнка к железнодорожной технике, экскаваторам, электронике - всё это, в конечном счёте, сводится к простому древнему механизму: увидел нечто новое, особенно если оно большое, могущественное и дающее возможности - постарайся познать и овладеть. По возможности лучше запомнить всё, что встречаешь в жизни.

Один из принципиальных пробелов инстинкта исследования, однако заключается его неприспособленности к быстрым изменениям в окружающем мире. Реальна современность, и именно её хочется изучать. Будущее вызывает интерес с появлением определённого культурного багажа, интеллектуального понимания, что оно такое же, как современность, но ещё круче. Прошлому в этом смысле повезло ещё меньше: оно не только не является реальностью, данной здесь и сейчас, но и не обещает новых возможностей. Традиционное общество всеми силами старалось приукрасить прошлое, объявить его эпохой утраченного величия. Но сейчас слишком очевидно, что никакой Пушкин не компенсирует ребёнку отсутствие машин. Равно как не компенсировал бы первобытному человеку.

Что же образование? Если мы посмотрим внимательно, то как правило, отторжение вызывают предметы которые либо слишком сложны, либо навязчиво вступают в противоречие с окружающей реальностью. Ко второй группе предметов во время моей учёбы устойчиво относились музыка, литература, частично - русский язык.

Физика рассказывает ребёнку секреты работы двигателей, электрических цепей. Это - безусловно ценное знание, имеющие отношение к вопросам, которые встречаются в жизни и дают силу. Химия классифицирует вещества и порой даже помогает делать бомбочки. Биология более оторвана от жизни, но и в ней есть крайне интересный почти для всех раздел - анатомия и физиология нашего вида. Литература же упорно навязывает нам не наши общественные проблемы, не наш язык, не наши сюжеты. При этом демонстративно игнорируя современные книги о современных вопросах. Музыка практически всё время отводит на обсуждение классики, которая в современной жизни составляет очень небольшой процент аудиосреды. Дело не  в какой-то там антикультурности ребёнка, просто  мозг даёт на такую информацию чёткие реакции: ненужная информация (если просто рассказывается о малоиспользуемых жанрах), ложная информация (если при этом современная музыка позиционируется как нечто малозначимое и не заслуживающее внимания). Даже нецензурные слова, будучи выброшенными из школьного курса,  вызывают вопрос: почему это есть в речи, но нет в учебниках? Для взрослых людей вроде бы очевидна причина замалчивания, но для ребёнка - такое замалчивание трактуется как ложь. А вот изобразительное искусство у нас не вызывало отторжения, потому что там не запрещалось рисовать многоэтажные дома, автобусы, магазины, даже рисунки по мотивам научно-фантастических книг. И не вызывала отторжения история. Почему? Потому что она, в отличие от литературы и музыки, честно говорит: это было, это история, она не претендует на описание нынешнего мира, но может дать какие-то параллели и лучшее понимание общественных механизмов настоящего. Советский курс истории, не смотря на идеологизированность, давал тот же посыл, что и хочется услышать ребёнку: настоящее - самое правильное общество, в котором человек получил больше всего возможностей. Прошлое - подготовка



Потребление и детство

Сегодня зашёл в современный магазин игрушек.

Утверждения о том, что "потребительское общество", "разврат на тв", "Гайдарочубайс" лишили современных детей детства, мной всегда воспринимались как некое преувеличение, хотя конечно в некотором смысле современный ребёнок быстрее взрослеет и нет чёткой границы между взрослостью и детством, что даже хорошо.

Однако сейчас я понял, что это никакое не преувеличение, а гадкая, опасная ложь, подменяющая ценности до наоборот. Авторами данной лжи являются люди, которые сами были в той или иной степени лишены детства, и сейчас от зависти хотели бы загнать современных детей в те же тиски "благопристойного" аскетизма, но не находят мужества этого признать.

Лично я чётко понимаю, что не хотел бы вернуться в детство, где:

производство игрушек считалось чем то третьестепенным и даже вредным, развращая подрастающее поколение,

ближайший магазин игрушек находился на расстоянии 2 километров и каждый второй визит в него натыкался на учёт, перерыв, ремонт, понедельник-выходной или неработающее состояние без объяснения причин,

определённые категории игрушек (железные дороги, корабли с электроприводом) были доступны почти только москвичам, а другие (автобусы, троллейбусы, бульдозеры, асфальтовые катки, ) просто отсутствовали на рынке,

в инструкциях к конструкторам рисовались модели, собрать которые невозможно из имеющихся деталей, а значительная часть болтов имела бракованную резьбу, на которую нельзя было накрутить гайку,

дети от нечего делать объединялись в преступные группировки, которые в некоторых городах имели такое влияние, что каждый ребёнок, не желающий в этом участвовать, подвергался в школах избиениям и унижениям,

возможность коллекционировать алюминиевые банки из-под напитков считалась признаком крутости, так как была лишь у тех, у кого кто-то из родственников и знакомых имеет возможность плавать или ездить за границу,

чтобы купить мороженое надо было до часу стоять в очереди,