Category: наука

Метапост

kazach_bw_smallПривет всем. Меня зовут Виктор Аргонов, я музыкант и учёный из города Владивостока. Этот пост находится вверху, а новые посты появляются ниже.  В этом посте вы можете ознакомиться с основными направлениями моей деятельности, доступными без профессиональной подготовки (я пока не даю ссылок на  работы по теоретической физике, но возможно вскоре это исправлю).

Музыкальное творчествоФилософское творчество (крупные статьи, в том числе, в акадмической печати)Публицистическое творчество (избранные статьи и заметки в блоге)Общение со мной в интернетеПоддержать творчество

Яндекс-деньги 41001159842314, PayPal argonov@list.ru, Qiwi 7 902 4826592
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Рынки предсказаний. Может ли азартная игра сделать политиков честными и в разы ускорить прогресс? Ч2

Сегодня разнообразие криптовалют и других блокчейн-проектов мало кого удивляет. Если первые альткоины лишь скромно “допиливали биткоин” (BTC), то более поздние монеты уходили от “корней” всё дальше. В недавние годы быстро развиваются блокчейн-проекты рынков предсказаний (РП) - площадок для заключения пари между гражданами по различным вопросам. Например, один участник ставит $100 на то, что выборы выиграет Трамп, а другой - что Клинтон. После выборов все деньги автоматически перечисляются победителю.

Самый известный РП - это Augur (REP), выполненный как “надстройка” над сетью Эфира (ETH, для заключения пари используются его смарт-контракты). Новый аналогичный проект, но уже с собственной сетью смарт-контрактов - это Amoveo (VEO). В нём активно задействованы российские разработчики, с которыми я знаком лично, и не скрою, что проект внушает мне оптимизм. VEO - возможно, один из самых привлекательных новых токенов для долгосрочных инвестиций. Но основной мой рассказ будет не о VEO, а о самом явлении РП, которое мне искренне очень интересно как футурологу.

Казалось бы, пари - не самое серьёзное применение блокчейна. Но ряд экспериментальных и теоретических исследований показали, что РП способны произвести революционные изменения в ряде отраслей, среди которых - политика и фундаментальная наука. А именно - перечеркнуть всю современную политическую парадигму, основанную на лжи, и в разы ускорить научный прогресс.

Часть 1 читаем тут.


Часть 2. Рынки предсказаний и наука: на пути к радикальному ускорению исследований

2.1 Проблема разобщённости научного сообщества

Большая проблема современного научного сообщества - его разобщённость в силу массовости и высокой специализации. Признанный профессионал в своей области легко может допустить ошибку в смежной области и почти ничего не знать о положении дел в других дисциплинах. Одну и ту же задачу порой независимо исследуют группы, не знающие друг о друге.

В 20 веке основным инструментом передачи знаний между учёными были рецензируемые журнальные публикаций. Сегодня квалификацию учёных по-прежнему оценивают по их публикациям, но эта система устарела и имеет множество недостатков. Вот основные из них.

  • Существенная задержка между получением результата и его публикацией.

  • Не всегда достаточная компетентность рецензентов для определения ценности результата.

  • Языковой барьер, затрудняющий не-англоязычным авторам публикацию в международных журналах.

  • Карьеризм, стимулирующий некоторых авторов больше заботиться о количестве, чем о качестве работ.

  • Случаи сговора редакции с частью авторов, чтобы они ссылались друг на друга, повышая индекс цитируемости журнала и его престиж.

Как результат, количество научных работ колоссально, но выявление среди них действительно полезных для развития науки - затруднительно. Порой важные результаты публикуются в малоизвестных журналах, и даже узкому специалисту трудно отследить положение дел в своей области.

Всё это не только тормозит развитие науки, но и вредит её положению в обществе. Если сами учёные плохо понимают, что делают их коллеги, то что говорить об обывателе? Он не может сам проверить результаты и вынужден верить учёным и популяризаторам на слово. Но ему трудно отличить компетентного автора от дилетанта или даже откровенного лжеучёного. Будущие студенты плохо понимают, какие задачи в науке сейчас действительно актуальны и часто разочаровываются, сделав неправильный выбор.

Большие сложности возникают и при финансировании исследований. Когда государство или фонд выбирают, кому выделить средства, они доверяют это специальным экспертам. Но быть полноценным экспертом во “всей физике” или “всей нейрофизиологии” почти невозможно: нужны слишком колоссальные знания. Как результат, эксперты оценивают заявки учёных опять-таки по их публикациям прежних результатов и обещаниям результатов будущих (“веря на слово”).

Впрочем, есть надежда, что решить проблему разобщённости научных групп и дать дополнительные мотивации к исследованиям могут рынки предсказаний (РП).

2.2 Эксперименты по самоорганизации научных групп

В 1988 году Плотт и Сандер предложили мысленный эксперимент. Группе игроков на рынке предсказаний (РП) рассказали о трёх возможных взаимоисключающих будущих событиях x, y и z. Половине игроков тайно сообщили, что событие x исключено. Второй половине то же самое сообщили об y. Затем всем предложили сделать ставки, какое из событий реально произойдёт. Из теории вероятностей следует, что при достаточной статистике максимальные ставки должно набрать z. При этом, непосредственно из условий задачи следует, что именно это и есть правильное решение, хотя ни одна из групп этого в точности не знала.

Это простой и понятный случай. Участники легко дают правильный ответ, даже если делают ставки случайно. Одна половина участников ставит провну на y и z, другая половина - на x и z. Логично, что при прочих равных условиях z набирает вдвое больше ставок. И если рассматривать это как имитацию решения научной задачи, то мы, фактически, прямо сообщили “объединённой группе” верный ответ. Точнее, опровергли все гипотезы, кроме истинной. Но позже стало ясно, что и в более сложных и контрынтуитивных случаях наблюдается нечто аналогичное.

В 2009 году Алменберг, Киттлиц и Пфайффер усложнили задачу, адаптировав её под реальные проблемы научного поиска. В статье “An Experiment on Prediction Markets in Science” они описали серию экспериментов со 124 реальными участниками. Им была предложена тестовая задача по молекулярной биологии и ряд гипотез, одна из которых верна.

Как мы уже отметили, в современной науке одна и та же задача часто исследуется независимыми группами, не знающими о результатах друг друга. Поэтому на определённом этапе участникам эксперимента сообщали различные данные, которые сужали круг гипотез.

  • В первом эксперименте новая информация сообщалась публично всем участникам. Это имитировало идеализированную ситуацию, когда новые данные быстро публикуются группами и быстро изучаются остальными группами.

  • Во втором эксперименте каждой группе сообщалась своя уникальная информация. Это имитировало ситуацию разобщённости в стиле Плотта и Сандера, когда каждая из групп ставила эксперименты и отсекала ошибочные гипотезы в своём уникальном порядке, не сообщая данные другим группам.

  • В третьем эксперименте каждой группе сначала сообщалась уникальная информация, но через некоторое время она становилась публичной. Это имитировало относительно реалистичную ситуацию, когда каждая группа ставит свои уникальные эксперименты, но со временем публикует информацию о них.

После этого в каждом эксперименте всем 124 участникам было предложено угадать правильную гипотезу и поставить на это некоторую сумму денег (организовав РП).

  • В первом эксперименте РП не давал больших преимуществ для выделения верной гипотезы. Всем были доступны одни и те же данные: часть гипотез была опровергнута, а из другой части необходимо было выбирать верную, используя собственную интуицию и общеизвестные методы. У большинства участников не было особенной мотивации делать высокие ставки за неимением тайных “козырей” в кармане.

  • Во втором эксперименте РП срабатывал как “единая всезнающая” группа, которая гораздо лучше выявляла верную гипотезу, чем участники каждой группы по отдельности. Этот эксперимент напоминал эксперимент Плотта и Сандера, но с тем отличием, что никем не опровергнутых гипотез могло было несколько (у Плотта и Сандера свободной от критики была лишь z). Это мешало участникам найти ответ чисто случайными ставками и требовало использовать знания о конкретной задаче. Впрочем, даже при этом результат оказывался менее точным, чем в первом эксперименте (где нет проблемы разобщённости групп).

  • Третий эксперимент показал лучший результат. С одной стороны, знания в конечном счёте оказывались публичными, потому участники не делали откровенных ошибок из-за незнания чужих результатов. Вместе с тем, каждый участник лучше владел именно той информацией, которая досталась ему раньше других, а потому имел больше мотиваций к соревнованию и анализу.

2.3. Заключение.

Эксперименты Алменберга, Киттлица и Пфайффера показали два основных результата по использованию рынков предсказаний (РП) в научном поиске.

  • Если несколько независимых групп исследуют одну и ту же научную задачу, не зная результатов друг друга, то РП между ними может сработать как единая “всезнающая” группа, быстро находящая решение. Это позволяет радикально смягчить проблему разобщённости научного сообщества и получить нужные результаты на годы или десятилетия раньше.

  • Если несколько независимых групп получают свои уникальные результаты, а через некоторое время обмениваются ими, то РП всё равно может ускорить решение задачи. Иными словами, даже при нормально функционирующей системе научных публикаций, РП может добавить эффективности в научный поиск.

Исследования в данной области продолжаются, но даже приведённые данные показывают, насколько неожиданными и общественно ценными могут быть возможности РП, которые до сих пор многим кажутся лишь подобием “одноруких бандитов”.

Несмотря на явные исследовательские преимущества, перспективы внедрения РП в науку осложняются консерватизмом и антирыночными настроениями значительной части научного сообщества. Сама идея выявления научной истины через личный финансовый риск (когда учёный не только получает деньги за исследования, но может быть “оштрафован” за неправильный ответ в пользу более удачливого или компетентного коллеги) сегодня многим покажется дикой. Впрочем, эти настроения могут измениться, когда РП и их возможности получат достаточную известность.

К сожалению, врагом распространения РП сегодня является не только консерватизм отдельных граждан, но и государственная политика. В ряде стран мира любые азартные игры полностью запрещены, а в “либеральных” США в 2019 году вступил в силу запрет конкретно на азартные игры в интернете - включая, опять-таки, РП (и РП на блокчейне). К сожалению, это создаёт не только юридические, но и идейные препятствия развитию этой технологии, укрепляя стереотип об их тождественности “одноруким бандитам”. Почему политики так боятся РП - мы и поговорим в следующей части.

Читаем в следующих частях.

Часть 3. Рынки предсказаний и политика: избиратель перестаёт быть близоруким, политтехнологи бессильны

Часть 4. Рынки предсказаний и блокчейн: перспективы и трудности всемирного внедрения новой парадигмы

Рынки предсказаний. Может ли азартная игра сделать политиков честными и в разы ускорить прогресс? Ч1

Сегодня разнообразие блокчейн-проектов мало кого удивляет. Если первые альткоины лишь скромно “допиливали биткоин” (BTC), то более поздние монеты уходили от “корней” всё дальше. И технически, и идейно. Например, “фишка” ZCash (ZEC), Monero (XMR) и Dash (DASH) - это анонимность, от которой принципиально отказались разработчики BTC, а “фишки” российского Эмеркоин (EMC) - это не только скандальная слава блоггера Яроврата, но и “волшебный” блокчейн, размер которого не растёт. Что же касается знаменитого Эфира (ETH), то это не только валюта, но целая среда для так называемых смарт-контрактов. ETH впервые показал миру, что блокчейн может хранить информацию не только о финансовых транзакциях граждан, но и о различных соглашениях между ними.

В недавние годы быстро развиваются блокчейн-проекты рынков предсказаний (РП). В них технология смарт-контрактов используется для заключения пари между гражданами по различным вопросам. Например, один участник ставит $100 на то, что выборы выиграет Трамп, а другой - что Клинтон. После выборов все деньги автоматически перечисляются победителю. Самый известный РП - это Augur (REP), выполненный как “надстройка” над сетью ETH. Новый аналогичный проект, но уже с собственной сетью смарт-контрактов (независимой от ETH) - это Amoveo (VEO). В нём активно задействованы российские разработчики, с которыми я знаком лично, и не скрою, что проект внушает мне оптимизм. VEO, возможно - один из самых привлекательных новых токенов для долгосрочных инвестиций. Но основной мой рассказ будет не о VEO, а о самом явлении РП, которое мне искренне  очень интересно с футурологической точки зрения.

Казалось бы, пари - не самое серьёзное применение блокчейна. Но ряд экспериментальных и теоретических исследований показали, что РП способны произвести революционные изменения в ряде отраслей, среди которых - политика и фундаментальная наука. А именно - перечеркнуть всю современную политическую парадигму, основанную на лжи, и в разы ускорить научный прогресс.


Часть 1. Рынки предсказаний - азартная игра или бинокль, направленный в будущее?

1.1 “Споры на деньги” как финансовая сыворотка правды

С древних времён люди заключают друг с другом пари по разным вопросам. Вот несколько реальных и вымышленных примеров.


  • 1980: Слесарь Вася спорит на бутылку с токарем Колей, сможет ли тот соблазнить соседку Катю.

  • 1998: Два студента по имени Миша спорят друг с другом на 100 рублей, объясняет ли квантмех правило Клечковского, или же это тот волшебный случай, когда “химия не сводится к физике”.

  • 1959: Знаменитый физик Ричард Фейнман спорит со всем миром на $8000, что никто в ближайшем будущем не сделает двигатель размером 0.4 мм. И... внезапно проигрывает ставку ранее неизвестному изобретателю Биллу Маклеллану.

  • 2008 и 2012: Тысячи людей спорят на рынке предсказаний intrade.com (ныне закрыт), кто победит на ближайших американских региональных выборах. И... внезапно оказывается, что максимальные ставки “указали” на победителей точнее, чем любые опросы или мнения политологов.

Что общего у этих примеров?

  • Во всех случаях у “спорщиков” есть финансовый интерес. Тот, кто окажется прав - имеет финансовое преимущество.

  • Во всех случаях, однако, выигрыш зависит не только от случайности или знания правил конкретной игры (как в покере), но от эрудиции и интеллекта по различным вопросам: психология отдельных людей и масс, физика, химия, современные возможности технологий. Выигрывает не столько тот, кто угадывает, сколько тот, кто разбирается в вопросе.

Чем особенны отдельные примеры?

  • Первый пример - это просто пари. Тот, кто лучше понимает психологию Кати и второго спорщика - тот, вероятно, победит.

  • Второй пример - это пари, которое имеет образовательные последствия: студенты должны обратиться к книгам и аргументировать позиции. Спор состоялся лишь потому, что знания студентов различны. Как минимум, один из них имеет в знаниях пробел, которого нет у второго. Но для достижения консенсуса по вопросу, кто прав, этот пробел надо будет заполнить.

  • Третий пример - это не просто пари, но по сути заказ для изобретателей всего мира. Хотите приз - сконструируйте микродвигатель, который сегодня кажется невероятным. Пари-грант, стимулирующее развитие технологий.

  • Четвёртый пример - это коллективное пари, которое предсказало общественно важные события лучше любых известных методов.

Традиционно считается, что пари, как и любые азартные игры, эксплуатируют сомнительные человеческие чувства - жадность, безрассудство, стремление обогатиться за счёт чистой случайности или талантов, бесполезных для общества. Но на самом деле у этого вида азартных игр есть важные особенности, которые могут сослужить обществу немалую пользу. В 2005 году в своей книге “Об интеллекте” нейролог и основатель компаний Palm Computing и Handspring Джефф Хокинс предложил считать интеллект синонимом прогнозирования. И если поискать талант, который сильнее всего отличает нас от других животных - то это именно большой горизонт планирования и прогнозирования, о чём я не раз писал в статьях про утилитаризм и программирование потребностей.

Если использовать терминологию Хокинса, то пари - это просто состязание интеллектов и эрудиций.

Отметим три ключевые особенности пари на фоне других азартных игр.

  • Во-первых, пари способны измерять степень уверенности участника в своей правоте. Большие ставки склонны делать те, кто особенно уверены. Нередко пари заключаются даже не ради денег, а ради подтверждения своей репутации знатока в том или ином вопросе.

  • Во-вторых, пари мотивируют человека всеми средствами искать правильный ответ и/или раскрывать свои тайные знания. Чтобы повысить вероятность выигрыша, человек должен напрячь интеллект, разобраться в своих мыслях, а подчас и дополнительно изучить вопрос. В психологии известно, что не только у людей, но даже у мышей максимальная мотивация к решению задачи возникает в ситуации неопределённости награды. Пари в среднем гораздо лучше мотивирует человека к добросовестному исследованию спорного вопроса, чем, например, фиксированная плата за верный ответ. Фактически, пари выступает в роли эдакой “сыворотки правды”.

  • В-третьих, при большой статистике ставок пари могут делать высокоточные предсказания будущих событий в политике, экономике, науке, технике и т. д. Точность этих предсказаний, как показали эксперименты, порой превосходит все иные известные методы. В следующем разделе мы попробуем разобраться, как это в принципе возможно.


1.2 Как рынок предсказаний предсказывает будущее

В предыдущем разделе мы говорили, главным образом, об индивидуальных пари. Но ещё в Древнем Риме существовали коллективные площадки, где пари может заключать сразу большое количество людей. Сегодня такие площадки называют рынками предсказаний (РП).

Самый известный и самый древний пример РП - это букмекерские конторы, принимающие ставки на спортивных соревнованиях. Зрители решают, какая команда или спортсмен одержат победу, ставят на это некоторые суммы, а по итогам выигрывают дополнительные деньги или проигрывают ставки. Именно спортивные РП существовали уже в Римской империи (как правило, на ипподромах).

Другая отрасль, где РП получили широкое распространение - это финансы. Самый очевидный пример финансовых РП - рынки беспоставочных (расчётных) фьючерсов и опционов. Например, беспоставочный фьючерс на нефть - это, фактически, пари, превысит ли её цена в заданное время определённую планку. Ни одной из сторон не нужна нефть, главное - сделать правильный прогноз.

Опыт букмекерских контор показывает: хотя многие игроки надеются на “авось”, есть несколько процентов "знатоков", которые заметно чаще выигрывают, чем проигрывают. Если размер награды зависит от размера ставки, то ставки именно этих знатоков обычно максимальны.

Современные букмекерские конторы имеют довольно сложную систему коэффициентов, призванную сгладить неравенство спортсменов, если оно известно заранее. Например, когда на футбольном матче знаменитая команда играет против малоизвестной. Но мы рассмотрим ситуацию упрощённо (поверьте на слово: аналогичные закономерности работают и в реальности).

Представим мысленный эксперимент. На скачках соревнуется 10 экипажей. Шансы каждого на победу рядовому зрителю кажутся равными. Но есть знатоки, которые видят, что один из экипажей имеет существенные преимущества. 11 зрителей делают ставки. 10 не обладают достаточными знаниями и ставят по $10 на случайные экипажи. Но один зритель является знатоком и ставит $30 на предполагаемого лидера.

Допустим, что нам неизвестно, кто из игроков - знаток, но известны суммарные ставки, поставленные на каждый экипаж. Скорее всего, предполагаемый лидер будет иметь максимальные ставки: у него будет не менее $30, а у остальных - в среднем по $10.

В результате, даже не зная личностей игроков, мы можем узнать мнение наиболее компетентных из них о фаворите забега. Крупные суммарные ставки в среднем указывают на победителя, даже если знатоков подавляющее меньшинство.

Ещё более интересные возможности открываются, если участники пари могут продавать ставки третьим лицам (как это можно делать с фьючерсными контрактами). Я не буду в это углубляться, но лишь скажу, что на таком рынке можно не только заранее выявить наивероятнейший исход (какой спортсмен победит, какой политик выиграет, каким будет курс биткоина), но и количественно оценить вероятность каждого исхода. Эта вероятность пропорциональна рыночной цене контракта по поводу выбранного исхода, причём она меняется со временем по мере появления у участников рынка новой информации.

1.3 Не спортом единым

Многочисленные исследования рубежа 20-21 веков показали, что всё это справедливо для РП не только на спортивные, но и на многие другие темы. В частности, на научные и политические.

Хотя организованные пари по поводу политических выборов заключались в США ещё в 19 веке, они долго не рассматривались всерьёз. В первой половине 20 века в числе апологетов универсальных РП (в том числе, политических) оказались знаменитые экономисты Людвиг Мизес и Фридрих Хайек. Первый же по-настоящему крупный практический эксперимент полит-РП прошёл лишь в 1988 году в Университете Айовы во время президентских выборов. Ещё несколько похожих экспериментов состоялось в 1990-х годах. Предметами споров на них были различные вопросы от кассовых сборов голливудских фильмов до возможности холодного термояда. Но самый настоящий взрыв интереса к РП появился с приходом интернета.

В 2001 году в Ирландии открылся сайт intrade.com, позволяющий в автоматизированном режиме делать ставки по широкому кругу вопросов. По сути, это была настоящая интернет-биржа с такой функцией. Проект оказался весьма успешным и коммерчески и научно: многие его прогнозы относительно региональных выборов в США оказались точнее, чем прогнозы экспертного сообщества. Впрочем, именно эти успехи, возможно, настроили против сайта американское руководство. В 2012 году оно запретило своим гражданам участвовать в его работе, что в 2013 году привело к его банкротству.

А в 2009 году Алменберг, Киттлиц и Пфайффер провели серию экспериментов, где показали поразительную способность независимых научных групп самоорганизовываться через РП. Если несколько независимых групп исследуют одну и ту же научную задачу, не зная результатов друг друга (что нередко в современном мире, где учёные разобщены), то РП между ними работает как единая “всезнающая” группа, получающая результаты на годы или десятилетия раньше.

Обо всём этом - в следующих частях этого цикла.

Часть 2. Рынки предсказаний и наука: на пути к радикальному ускорению исследований

Часть 3. Рынки предсказаний и политика: избиратель перестаёт быть близоруким, политтехнологи бессильны

Часть 4. Рынки предсказаний и блокчейн: перспективы и трудности всемирного внедрения новой парадигмы

Музыка и философия в моём творчестве

К этому всё шло, и вот оно случилось. Моё философское и музыкальное творчество близки к полному слиянию.


Содержание

1. Два подхода к музыкальным текстам
2. Моя философская публицистика и её сложности
3. Может ли музыка быть успешным носителем академических результатов?
4. Что планируется


1. Два подхода к музыкальным текстам

Группа Complex Numbers образовалась в 1996 году и поначалу ориентировалась больше на инструментальную музыку, чем на песни. Части членов группы было неинтересно писать что-то с вокалом, кто-то вынашивал песенные идеи для другого звучания и аранжировок (менее электронных), а я считал, что  песню стоит писать, только если есть по-настоящему интересная идея для неё.

Наши первые песни и большая часть творчества 2000-х были на НФ тематику. Регулярно поднимались философские и научные вопросы, но как дополнение к художественному вымыслу, даже со сказочными элементами. Песни "Над землёю алеет закат" и "Последнее кольцо", оперы "2032" и "Русалочка" - примеры таких вещей.

Параллельно я вынашивал и более радикальную идею - музыкальных произведений, где научно-философская проблематика стоит на первом месте, а сюжет либо отсутствует, либо присутствует для избежания сухости и для структурирования во времени. Из раннего творчества это ярко воплотилось в песне "Неизбежность", которая и по сей день имеет наивысшую известную статистику прослушиваний: более 100 000 просмотров на Youtube.

С 2013 года я в основном переключился именно на такое направление. Симфония "Переосмысляя прогресс", песня "Время придёт", опера "Мы, XXII век" - это вещи, где на первом месте стоит философия.

2. Моя философская публицистика и её сложности

Одновременно с музыкой до 2014 года я активно занимался и собственно философскими исследованиями разной степени академичности, по которым писал статьи и заметки. В основном на тему "трудных проблем" сознания, трансгуманистической футурологии и утилитаристической этики. Некоторые наиболее серьёзные результаты опубликованы в академических журналах "Вопросы философии", "Journal of Mind and Behavior" и "Journal of Evolution & Technology". Остальное я публиковал в этом ЖЖ.

Затем я сильно сбавил активность по философским текстам, особенно - для академических журналов. На то было несколько причин, среди которых - пересмотр своих мотиваций и понимание, что КПД слишком мал, и должен быть повышен.

Философия никогда не была для меня официальной работой, поэтому размножение публикаций не было обязанностью. Мне хотелось познакомить человечество со своими результатами, ряд из которых я искренне считаю важными. При этом, хотелось поднять свою репутацию в философском сообществе, для чего журнальные публикации действительно важны. Они же, в отличие от ЖЖшных, доступны международной аудитории.

Но критически взглянув на ситуацию, я отметил следующее. У меня уже есть несколько публикаций в разных журналах. Этого достаточно, чтобы в некоторых ситуациях поднять свой авторитет, а карьерная ценность неясна. Во Владивостоке нет института философии, равно как и проф сообщества, которому это интересно, а переезжать я не хочу. Нужно ли делать новые?

Работа над журнальными публикациями, особенно англоязычными в этой области - крайне неблагодарная деятельность. Долго пишется, сомнительно переводится, мало в какие журналы годится, отвергается рядом редакций, принимается другими редакциями, но долго редактируется с моим участием. А затем статья выходит, но есть большое сомнение, что её читает сколь либо значительное число людей. И это касается не только моих статей по философии, но и подавляющего большинства научных работ в мире - даже в весьма цитируемых журналах. Кроме таких как Science, Nature.

Парадокс, но в современном мире даже очень уважаемые научные журналы - далеко не самый эффективный способ распространения научных результатов, по крайней мере теоретических и оформленных в виде длинных статей. Тот же пост в ЖЖ, особенно с репостом в релевантные сообщества, вполне могут прочесть сотни людей. Множество англоязычных площадок, вероятно, имеют ещё больший эффект. Но мало что сравнится... с музыкой.

3. Может ли музыка быть успешным носителем академических результатов?

По своей известности я далёк и от топ-музыкантов, и от топ-учёных. Но клип "Неизбежность" посмотрели десятки тысяч людей, и десятки, если не сотни, ссылались и репостили на разных площадках. Даже в одном Луркморе без моей помощи он был на трёх страницах. А хорошие научные журналы имеют индексы цитируемости от 2-5, редко выше. То есть средняя статья, которую приняли в престижный журнал цитируется лишь несколькими людьми.

Помимо идеи произведений, где философская часть важнее сюжетной, у меня давно мелькала сходная идея: произведений, где есть не только популяризация существующих знаний (песня Неизбежность, хотя и не клип, там больше) или поэтические фантазии на тему (Переосмысляя прогресс), но и утверждения, которые я с радостью бы опубликовал в академической печати.

Интересно, что впервые я её реализовал не в специализированно-философской вещи, а в художественной - в "2032". Это сцена "Узел", где Милиневский путём обычного разговора узнаёт, что АСГУ не имеет сознания в обычном понимании слова. Иными словами, что возможен нетьюринговский тест, выявляющий сознание робота не через проверку его разумности, а через прямую дискуссию о проблеме сознания. Именно об этом тесте я рассказывал в 2011 в Швеции, и именно он в 2014 году был, среди прочего, опубликован в этой журнальной статье.

Аналогично, в "Русалочке" в сцене "Зонд" я коснулся темы искусственного программирования потребностей из этой и этой статей.

Ещё с 2013 года я вынашивал идею статьи о проблеме единства сознания, где перечислялись бы несколько её возможных решений с разными недостатками. Среди прочего я хотел показать, что догма "1 человек - 1 сознание" выполнима либо с привлечением нематериальных сущностей, либо через новые радикальные открытия в физике, к которым физических препосылок не видно. Зато в качестве примера философски и физически стройной, но очень контрынтуитивной, гипотезы предлагался Открытый индивидуализм.

Статью я так и не написал, зато в 2016 году рассказал её содержание на семинаре в Москве:

Забавно, что я тогда и не знал термина "Открытый индивидуализм", называя это гипотезой "Вселенского сознания". Потом термин таки узнал, и посвятил этой гипотезе - не только с декларацией, но и с довольно развёрнутой аргументацией - четвёртую часть "Мы, XXII век", см видео с 17:05,

Результат - уже около 20000 просмотров (считая бета-версию), многие люди узнали об идее ОИ именно отсюда, и ведут её довольно глубокие обсуждения.

4. Что планируется

Сейчас я пишу новые вещи для нового альбома Complex Numbers, куда среди прочего войдут "Время придёт" и "Сказки добрые". Одна песня почти готова по музыке и тексту, а ещё в одной готовы основные мелодии и аранжировки, но текст неоднократно переделывался в силу множественности возможных веток, которые хочется описать, но которые раздуют песню и могут сделать её эклектичной. К обеим песням даже есть записанные вокальные дубли от Ariel и Len, но с длинной песней остаются неопределённости. Хотя фактически ядро текста готово, от нюансов зависит даже основная идея песни. Я колеблюсь между относительно краткой версией с единой главной идеей - и 2-3 частной формой с 1-3 основными идеями.

А сегодня мне пришла в голову особенно радикальная идея: сначала написать философскую статью с данными идеями, и уже на её основе решить, какой делать песню. Думаю, статья не будет особенно большой и появится тут уже на днях.

Complex Numbers - Мы, XXII век. Финальная версия видео и аудио

Приношу извинение за задержку: всё это было готово уже 5 октября и 6 октября опубликовано в ВК. Но вот руки добрались и до ЖЖ.

Финальная русская версия


Английская версия


Аудио (пока что mp3 320, ссылки временные, позже будет zip со всеми аудио видео лосслесс)

Часть 1. Годы пройдут
Часть 2. Ты мечтал
Часть 3. Воздух снов
Часть 4. Ты в мире один

Мы, XXII век (техно-опера, все части)

В сравнении с бета-версией изменения совсем невелики. В аудио основное изменение - более качественный и "качающий" мастеринг, в отдельных моментах изменены инструменты и обработка вокала. Также в аудио и видео выполнены большинство замечаний слушателей. Включая, например, замену 1984 на 1986 в сцене с Тополями (которых в 1984, как оказалось, не было). Зато немало пришлось потрудиться с переводчиками над английской версией. И теперь все видео идут едиными файлами без разбивки на части. Всё же как анимация это единый продукт.

Сайт пока не обновлён, скоро подготовлю обновлённый зип с файлами оперы - mp3 и lossless (в тч lossless-видео, они всё равно небольшие в силу обилия статичных сцен).

Теперь активно пишем новые песни для следующего альбома, куда войдут также уже знакомые вам "Время придёт" и "Сказки добрые".

Поддержать финансово (очень приветствуется): Яндекс 41001159842314, Qiwi +7 902 4826592, Bitcoin 1QEGaVdZ7wAhe6uAd4ARVhbi81tK9XXgjT, Ethereum 0xc53bc15610be0954264b52874706f056c5f11010, Сбербанк карта 4276 8500 6501 9728 Виктор Юрьевич А, paypal argonov@list.ru


Группа Complex Numbers - Мы, XXII век. Техно-опера. Музыкальное анимационное НФ-видео.

Авторы: музыка - Андрей Климковский (части 1-4), Виктор Аргонов (части 2-4), сюжет, текст, видео, аранжировка - Виктор Аргонов, вокал - Ariel (части 2, 3), Len (части 1, 4). Темы: гедонистический трансгуманизм, философия сознания, утилитаризм, открытый индивидуализм, психоинженерия, психоделики, эмпатогены, энтактогены, просветление, утопия, антиутопия, твёрдая НФ, футурология. Музыкальные стили: транс, техно, synth pop, 8 бит, российский поп с интеллектуальными текстами. Ссылки: cайт группы: http://complexnumbers.ru/, ВК: https://vk.com/viktorargonovproject, дополнительная инфа о произведении в этом ЖЖ: https://argonov.livejournal.com/214695.html

Аннотация. Рассказ об уроженце XX века, попавшем в XXII век через криозаморозку. Новое общество считает себя утопией и раем на Земле. Но с позиции ценностей XX века оно имеет и антиутопические черты: радикальная перестройка человеческой психики, унифицированное искусственное счастье, разрушение понятия личности и индивидуальности. Разрушение столь глубинное и хитро обоснованное, что Замятин, Хаксли и Оруэлл курят в сторонке. В отличие от диссидентов прошлого, нашего героя никто не думает карать за инакомыслие или даже обманывать. Ему честно рассказывают и показывают реалии нового мира. Возможно, с небольшим нарушением личных границ. Но так ли плохо нарушать то, чего нет? Возможен ли вообще для человечества иной сценарий после разгадки тайны разделения мира на "я" и "не я"? Не является ли это разделение лишь временным эволюционным костылём?

Поддержать финансово. Яндекс: 41001159842314, Qiwi: +7 902 4826592, Bitcoin: 1QEGaVdZ7wAhe6uAd4ARVhbi81tK9XXgjT, Ethereum: 0xc53bc15610be0954264b52874706f056c5f11010, Сбербанк карта: 4276 8500 6501 9728 Виктор Юрьевич А, Paypal: argonov@list.ru

Часть 1. Годы пройдут

Часть 2. Ты мечтал

Часть 3. Воздух снов

Часть 4. Ты в мире один

Репосты приветствуются!

Об эффективной организации труда и творчества (а также первые скриншоты части 4 "Мы, XXII век").

Мои отношения с организаций труда и отдыха с детства были неоднозначны. До недавнего времени я считал себя человеком ленивым, но безделье меня тоже никогда не привлекало. Я хорошо учился в школе, но учёбу и особенно домашние задания не любил. У меня было много интеллектуальных и творческих увлечений, но редко я что-то доводил до конца. Я никогда не умел соблюдать режим дня, не любил менять занятия в строго запланированные моменты, тем более - по неожиданному требованию со стороны (например, срочно идти есть). Пожалуй, единственный вопрос, который у меня всегда был надёжно привязан ко времени - это сон. С раннего детства и до настоящего времени для меня естественно ложиться задолго до 0 и вставать в 6-7, а то и раньше.

В школе и университете я относительно терпимо относился к ежедневному посещению, но лишь потому, что этому не было альтернативы. А авралы, связанные с сессиями, возненавидел сразу, и всеми силами пытался устранить - через сдачу экзаменов по частям, автоматами или просто досрочно. Никогда не понимал людей, которые могут за сессию добросовестно подготовиться к 3-4 экзаменам, по крайней мере, в точных науках. Со временем, уже работая, я смог уйти и от ежедневного посещения.

Но когда мы говорим о полупринудительной учёбе, трудно быть нейтральным. У большинства людей при прочих равных условиях есть желание поменьше напрягаться. Куда ответственнее человеку приходится быть в личных творческих проектах, когда цель - не красный диплом, а результат, который искренне хочется показать людям. И здесь весьма показательно, как менялось моё отношение к организации музыкального творчества.

Творчество для меня - не хобби, а важное дело, которым я стараюсь приносить пользу обществу. Это не просто "приятное времяпровождение", но труд в полном смысле - в том числе, с рутиной, а то и неприятными моментами. Которые, однако, необходимы, чтобы потом быть довольным результатом. Это не то дело, которым я готов заниматься в любой момент времени. Иногда оно втягивает и даже вызывает восторг, а иногда - утомляет. Но в целом я люблю его и заинтересован в результативности. Поэтому есть проблема, как оптимально организовать свою творческо-трудовую активность.

В студенческие годы, когда я только начинал заниматься музыкой, у меня не было проблемы в мотивации. Университет отбирал много времени, и свободные периоды были слишком ценны, чтобы тратить их на третьестепенные дела. С 1996 года я почти не играл в компьютерные игры, а музыкой занимался много и увлечённо. Но с 2001 года в аспирантуре РАН (которая совпадала с работой) я добился довольно свободного посещения и неожиданно обнаружил, что хотя свободного времени стало больше - моя творческая мотивированность снизилась. Парадокс, но я стал уделять творчеству даже меньше времени, чем в университете. А когда загруженность в РАН повышалась и свободного времени опять становилось меньше - творческая мотивированность увеличивалась.

Как потом оказалось, та же проблема бывает и у других людей: некоторым высокая наёмная занятость необходима, чтобы вообще быть в тонусе. Мне повезло больше: какие-то подсознательные механизмы к середине 2000-х вытянули меня из этого тупика, и творческая мотивированность выросла - несмотря на сохранение довольно свободного посещения. Но долгое время у меня всё равно сохранялись волны творческих подъёмов и спадов, и я понимал, что способен работать больше. И получать от работы больше удовольствия, а значит - в целом повысить качество жизни (особенно если учесть, что большинство видов "отдыха" мне либо неинтересны, либо хороши лишь строго дозированно).

В 2015 году я решил, что что-то надо менять. Что стоит научиться более надёжено получать от творчества удовольствие и минимизировать иррациональное отношение к нему как к долгу. Я начал экспериментировать с самыми разными способами повышения творческо-трудовой мотивации от банального повышения потребления кофе до коммерческого делегирования неприятных мне задач третьим лицам. Результативность этих экспериментов была различной, причём не везде мои интересы совпали с интересами слушателей. Например, мне стало легче, когда я отказался от дальнейших проектов крупных опер типа Русалочки и 2032 - увы для слушателей.

Я не буду углубляться в рассказ о каждом из экспериментов, но ряд позитивных результатов я таки-получил, и в этом посте хочу уделить особое внимание методам, связанным с тайм-менеджментом. Благодаря которым я даже перестал считать себя ленивым человеком)

Я попробовал четыре основных метода организации рабочего времени.

Метод 1. Полное отсутствие ограничений и обязательств. Есть свободное время - распоряжайся им как хочешь.
Метод 2. Строгое нормирование рабочего распорядка. Например, каждый день заниматься музыкой с 8 до 12 часов.
Метод 3. Установление нормы выработки по времени. Например, каждый день отработать 4 часа, но в любое время суток и со свободными перерывами. И даже с возможностью займов времени между днями.
Метод 4. Установление нормы выработки по результату. Например, каждый день делать 24 кадра видео. Или минуту в месяц. Или всё видео за 4 месяца.

Казалось бы, творчество есть творчество, и оно не терпит ограничений. Но как я сказал выше, метод 1 показал себя не очень эффективным.

Метод 2 оказался ещё хуже, вплоть до обратного эффекта. Как будто подсознание наказывало меня за попытки загнать себя в рамки, снижая мотивацию и склоняя нарушить рамки.

Метод 4 имеет очевидные технические недостатки: на коротких горизонтах трудно оценивать степень продвижения по проекту (число кадров - это смешно), а на длинных - возможны сильные ошибки в оценке требуемого времени. Как правило - в сторону занижения. По сути, это метод дедлайнов и авралов. Если строго соблюдать нормы "готовый результат за заданное время", то очевидно склоняет либо к простоям, либо к перегрузкам и халтуре.

Зато поистине волшебным оказался метод 3. С одной стороны, он исключает возможность отлынивания. Пока ты делаешь дело, таймер включён. Отлучился - выключен. Тогда как метод 2, несмотря на кажущуюся жёсткость, даёт больше таких возможностей: кто-то позвонил по телефону, срочно захотелось поесть, пришли друзья и т д. А трудовое время идёт, ведь оно задано негибко. С другой стороны, метод 3 даёт возможность работать в комфортном темпе. Без спешки, аккуратно. С чувстом, что любое действие одинаково ценно для результата, раз на него потребовалось время.

Метод 3 оказался наиболее благоприятным для возникновения так называемого состояния потока (flow) - комфортного втягивания в дело, когда со стула не хочется вставать даже по важным делам и когда им без устали можно заниматься гораздо больше, чем при свободном графике. Нормирование по времени оказалось не только комфортным, но и эффективным в тех аспектах, о которых поначалу я даже не задумывался.

И здесь стоит привести пример с видео "Мы, XXII век". Его первую часть я сделал в январе-апреле 2017 "на одном дыхании" без временных регуляций. Просто потому, что со времён "Неизбежности" соскучился по такому виду творчества, а оно ещё и стало получаться лучше. Но работа над частями 2-3 оказалась сложнее. Я работал над ними более 8 месяцев, за первые 6 почти закончил его в творческом смысле, но технические доработки потребовали ещё 2 месяца. А могли бы больше, если бы не серия декабрьских экспериментов, позволивших радикально увеличить производительность.

В первых числах декабря я попробовал метод 4, ограничив работу над дизайном персонажей датой 10 декабря. Я интенсифицировал работу и относительно легко выполнил этот дедлайн. По результатам оказалось, что в первых числах декабря я работал над видео в среднем по 3 часа в день - хотя и думал что больше.

Для оставшихся задач я ввёл комбинацию методов 3 и 4, и тут началось неожиданное. В рамках метода 3 я установил довольно жёсткую дневную норму выработки 4 часа, а в рамках метода 4 - дедлайн 30 декабря. Реально я перевыполнил план, доделав видео 27 декабря, причём в некоторые дни вырабатывал по 8 часов (ранее немыслимый показатель). Для дополнительного увеличения трудоспособности я в те дни принимал атомоксетин - легальный ингибитор обратного захвата норадреналина. Он, несомненно, внёс свой вклад, увеличивая усидчивость и даже снижая аппетит. Но, как показал дальнейший опыт, ключевым фактором был именно тайм-менеджмент.

На днях, после двухнедельного перерыва, я вернулся к работе с видео "Мы, XXII век". На этот раз, части 4. Я не стал возобновлять атомоксетин (это не то средство, которое хочется принимать каждый день, хотя и некоторым детям назначают) или вводить новых дедлайнов, но вернулся к методу 3, вернув норму 4 часа в день. Либо метод 3 реально так волшебен, либо у меня теперь таймер ассоциируется с повышенной трудоспособностью, но трудоспособность вновь возросла почти до декабрьских высот. Правда, сейчас я стараюсь не перерабатывать - большой спешки нет. 4 часа в день - это тоже очень много по старым меркам.

Я заметил, что метод 3 повышает не только общую трудоспособность, но и внимание к нетворческим, техническим аспектам работы. Если раньше "в отсутствие вдохновения" я часто приостанавливал работу, то сейчас в невыработанное время просто перехожу к техническому допиливанию сцен. Если бы я использовал метод 3 раньше, то в ноябре-декабре у меня бы не было перекоса, когда почти всё творческое готово, а технических недоработок - куча.

В общем, всем, кто работает дома и страдает от недостатка мотивации - советую попробовать бесплатный и простой метод: установите разумную для вас норму суточной выработки по времени со свободными границами и перерывами. Возможно, это резко поднимет эффективность и комфортность работы.

Готовы 2-3 части музыкального видео "Мы, XXII век"

Группа Complex Numbers. Техно-опера "Мы, XXII век".

Видео первых трёх частей из четырёх (относительно самодостаточные по сюжету). Первая сделана 19 апреля 2017, 2-3 - 26 декабря 2017, 4 - в работе.







Четвёртая часть пока только в аудио, но слушать обязательно - без неё не раскрыта главная интрига: http://store.complexnumbers.lenin.ru/we/part_4_you_are_alone_in_the_world_beta.mp3

Все четыре части в аудио а также другая инфа: http://argonov.livejournal.com/214695.html

Музыка - Андрей Климковский, Виктор Аргонов
Текст, видео - Виктор Аргонов
Вокал - Ariel, Len

Панпсихизм - всего лишь учение о количественности степени сознательности материальных систем?

Панпсихизму часто вульгарно приписывается вера в чуть ли не интеллектуальное равенство всех систем Вселенной. Якобы камень, как и собака, "способен думать, только сказать не может". Эдакая наивно-религиозная позиция. А классические материалисты-эмерджентисты (верящие, что сознание есть только у систем достаточно высокого уровня сложности) позиционируют себя как защитников здравого смысла: человек, собака и камень очевидно различны по своему поведению, и глупо считать их внутренне одинаковыми.

То, что подобная вульгаризация популярна - не удивительно. Панпсихизм не слишком известен, и многие впервые узнают о нём из восточных религий. Удивительно другое. Даже узнав более точно позицию академического панпсихизма, который вовсе не уравнивает степень сознательности разных систем и считает "сознание камня" радикально более примитивным, чем человеческое (возможно, в миллионы раз более примитивным), его противники продолжают считать панпсихизм не просто сомнительной, но очевидно ошибочной и просто постыдной гипотезой. Напомню, что под сознанием я здесь и в других текстах понимаю phenomenal consciousness, то есть субъективную реальность - совокупность всех наших субъективных ощущений, эмоций, волевых актов, мыслей. А вовсе не пресловутую "высшую нервную деятельность".

Почти никому не приходит в голову, что необоснованной уравниловкой систем по степени их сознательности занимаются вовсе не панпсихисты, а именно эмерджентисты.

В панпсихизме степень сознательности - это количественный параметр. Такой же как, например, энергия или объём. Вопрос, когда у эмбриона появляется сознание - некорректен, так как оно появляется постепенно. И, скорее всего, не из полного нуля. Все системы во Вселенной (или подавляющее их большинство) имеют ненулевую степень сознательности. Возможно, нуль сознания, как и нуль температуры, недостижим. Возможно, есть отдельные "стерильные" бессознательные системы - подобно тому, как есть частицы с нулевой массой покоя. Но камень ввиду сложной структуры к ним едва ли относится.

В эмерджентизме степень сознательности тоже обычно считается количественным параметром. Но подавляющая часть Вселенной объявляется находящейся в состоянии "абсолютного нуля". Над которым невозможны даже случайные флуктуации, если только это не сложная информационная система. Эмерджентист верит, что по мере количественного усложнения системы в какой-то момент происходит дискретный фазовый переход: сознание внезапно становится ненулевым! Причём даже среди самих эмерджентистов до сих пор нет более-менее общепринятого критерия этого перехода. Есть лишь вера, что он есть - иначе сознательным придётся признать не только камень, но и материю будущего эмбриона ещё до зачатия (а это уже серьёзное покушение на привычные догмы).

Никто не спорит, что между сознанием человека, собаки и птицы, скорее всего, есть серьёзные различия. В этом сходятся и панпсихисты, и эмерджентисты. Хотя по космическим меркам это почти одинаковые системы. Но звёзды, молекулы, камни, автомобили, межзвёздные газовые облака, телевизоры и даже некоторые части нервной системы человека (!) эмерджентист считает в этом смысле абсолютно одинаковыми. Панпсихист же отрицает эту странную абсолютизацию.

При всём своём материалистическом пафосе эмерджентизм продолжает многовековую религиозную традицию дуализации всего и вся. Когда-то люди верили, что земное вещество фундаментально отличается от небесного, органическое вещество - от неорганического, сознание - от тела, человек - от остальных животных. Некоторые из этих дуализмов наука явно опровергла, некоторые продолжают владеть умами отдельных мыслителей. Эмерджентистское признание всего сущего материальным, но разделённым на сознательное и бессознательное - дуализм из того же ряда. Концептуально почти не отличающийся от религиозного дуализма одушевлённого и неодушевлённого.

Несостоятельность эволюционного аргумента против гедонизма

Один из самых частых академических (не обывательских) аргументов против гедонизма состоит в том, что удовольствие - всего лишь продукт биологической эволюции. Следовательно, и легко представить иные механизмы управления сложными системами. Скорее всего, на Земле есть древние организмы, у которых нет чувства удовольствия, но они как-то выживают. Просто мотивация через удовольствие (систему кнута и пряника) в ходе эволюции оказалось более удачным изобретением.

Если этот аргумент выдвигается трансгуманистом, то к нему обычно добавляется: раз нам незачем тащить в будущее весь эволюционный багаж, то и эмоции, и управление через удовольствие брать тоже не обязательно. Удовольствие - не фундаментальная ценность и цель, а лишь временный инструмент эволюции.

Раньше я на этот аргумент отвечал, что сомневаюсь в исходном посыле - что удовольствие "всего лишь продукт биологической эволюции". На мой взгляд, удовольствие - это не просто биолоическая "надстройка", а какой-то глубинный физический механизм. Может быть, термодинамический, электрический, квантовый. Да и само сознание, на мой взгляд, - тоже не продукт биологической эволюции. Продуктом биологической эволюции является сложное разумное поведение, но зачатки сознания, возможно, существуют и в неживой материи. И сколько ни переключай нейронные цепи, можно поменять собственно биологические потребности (например, половые предпочтения), но не само стремление к удовольствию.

Я так считаю и сейчас, но сегодня я внезапно понял, что это слишком избыточный и риторически плохой контраргумент. Ведь из него как будто бы следует, что гедонизм возможен только в панпсихизме (крайней форме материализма, наделяющей хотя бы примитивными ощущениями вообще всю материю). Хотя панпсихизм в истории философии - вполне респектабельная доктрина, которой придерживались французские материалисты-просвещенцы, и которая сейчас на Западе вновь набирает популярность (в частности, с подачи Чалмерса), в России его по-прежнему считают фричеством. Обычный же эмерджентный материализм XX века, считающий сознание продуктом эволюции мозга, моим контраргументом не рассматривается.

Но самом на деле эволюционный антигедонистический аргумент плох даже в эмерджентном материализме. И даже в чисто биологическом шовинизме (согласно которому сознание - не только продукт биологической эволюции, но и исключительная прерогатива биологических систем, невозможная ни на полупроводниках, ни иных "неживых" системах).

Прежде всего необходимо понять простую вещь. Удовольствие - это субъективное чувство, и говорить о нём корректно только применительно к сознательным существам. Гедонизм не говорит, что все существа во вселенной подчиняются принципу удовольствия. Он лишь говорит, что ему подчиняется волевое поведение сознательных существ. Сознательных - не в смысле "разумных", а в смысле "обладающих чувствами".

Предположим, что эволюционист-антигедонист прав в своём исходном посыле: удовольствие возникло в результате биологической эволюции. А до этого животные управлялись автоматическим рефлексом "стимул - реакция" или какими-то иными механизмами. Но как из этого следует несостоятельность гедонизма? Ведь гедонизм говорит только о поведении сознательных организмов. Как правило, мои оппоненты являются сторонниками эволюционной гипотезы возникновения сознания (эмерджентный материализм). То есть считают, что до появления определённых групп животных сознания просто не было. Во Вселенной попросту не было наблюдателей. Логично, если до этого момента не было и мотивационных механизмов на базе удовольствия. Но это никак не опровергает гедонизм. Ибо вполне реально, что удовольствие и сознание (равно как и другие фундаментальные чувства, такие как чувство времени) возникли одновременно. Лишить биологический организм чувства удовольствия или чувства времени может быть и можно, но может ли он при этом остаться сознательным? Никто не знает ответа. А потому и аргумент "удовольствие - лишь биологический механизм, от которого постчеловеку легко отказаться" выглядит шапкозакидательским.

Ну а если эволюционист неправ в исходном посыле, и удовольствие основано на более фундаментальных физических основаниях, существовавших до появления высших животных - то, тем более, его аргумент несостоятелен.

Кстати, всех гедонистов (да и просто интересующихся, включая оппонентов) приглашаю вступить в группу https://vk.com/hedotranshuman или просто проголосовать в тематических опросах на стене, касающихся вопросов от природы сознания до сексуального поведения.

Авторы фото - http://www.deviantart.com/newest/?section=&global=1&q=mechtaniya