Category: отношения

Кто хочет разменять одно большое Счастье на медяки

Придумался афоризм.

Многие противники гедонизма (утилитаризма, эвдемонизма) говорят, что гедонизм вульгаризует человека, "кастрирует" его до примитивного стремления к одной потребности (удовольствию или счастью). Что на самом деле психика многогранна, состоит из множества независимых стимулов. Потребность в еде, сексе, безопасности, потреблении товаров, романтической любви, социальном и творчестком самоутверждении (см. пирамиду Маслоу). А ещё есть "духовные" и "низменные" потребности, альтруистичные и эгоистичные, человеческие и животные, и вместе им - не по пути. Нельзя променять любовь на контейнер хлеба. Нельзя бросить творчество ради зарабатывания денег на Лексус. Нельзя и бенравственно сводить всё это под одну гребёнку. Человек - как "Россия, которую аршином общим не измерить".



А я отвечу так. Геднизм (утилитаризм, эвдемонизм) ищет единую основу во всём этом многообразии. Единую потребность, которую не сломить, не перепрограммированить никакой модификацией мозга и никакими наркотиками. Потребность, которая едина для всех существ во Вселенной. Потребность в счастье. Сколько бы не кричали моралисты, творчество можно в некоторых случаях променять на дорогую машину. И даже любовь можно предать ради банальной экономической обеспеченности. Нравственно или нет, но физически можно. Но противник гедонизма хочет пойти дальше.

Противник гедонизма пытается "разменять" одно большое фундаментальное Счастье - на "медяки".

Каковыми являются все эти еды, сексы, дорогие машины, и даже самые "высокие" творческие самоутверждения.

Он хочет верхушкой пирамиды Маслоу прикрыть всю её остальную часть, будто её нет, или она не нужна или безнравственна. Тогда как на самом деле есть, в первую очередь, пирамида как целое. И лишь наше высокомерие делит её на части. Довольно произвольно и противоречиво у многих авторов.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Перспективы второй сексуальной революции

И снова пятничный пост! Обсуждаем в чате transhumanism@muc.lext.cf.gs

Перспективы второй сексуальной революции

Cтарая патриархальная семья и современная половая анархия как две стороны отжившей парадигмы, сравнительный анализ экономической и этической трансформации общества

На рубеже 1980-1990-х в нашей стране произошли несколько фундаментальных революций, из которых две – экономическая и сексуальная – во многом сходны между собой. Экономические порядки в обществе, как и порядки, связанные с отношением полов, регулируют отношения между людьми - их добрые дела друг для друга, услуги и обязательства. Российское совпадение экономической и сексуальной революций - в известном смысле случайность. В западных странах сексуальная революция произошла в 1960-х годах и не совпала с экономическим переломом. Большинство стран запада вообще миновали стадию тоталитарного социализма, хотя и его прообразы можно найти и в традиционном деревенском быте, и в элементах госкапитализма начала 20 века, и в фашистских обществах. В известном смысле, тоталитарный социализм всегда является попыткой “эмулировать” некоторые общинные черты средствами индустриального государства. Именно потому рассматриваемый переход более фундаментален, чем просто переход от тоталитарного социализма к капитализму. В той или иной степени, аналогичный переход происходил во всех обществах. Но для простоты мы будем говорить именно о тоталитарном социализме как о более близком и понятном нам явлении. И на мой взгляд, анализ перемен в экономике в новейшей истории может быть очень полезен для построения прогнозов трансформации половых отношений и института семьи 
 
1. Тезис, антитезис, синтезис: три социальных этапа
 
1.1 Тезис: скромные гарантии и жёстко регламентированные общественные обязанности
 


Тоталитарный социализм в экономике является аналогом патриархальной семьи в половых отношениях. И та, и другая модель имеют следующие общие признаки: 
  • Гражданину почти гарантирована стратегическая норма жизни (жильё, еда, семья, хотя бы минимум секса)
  • Существенно ограничены возможности гражданина по увеличению своего благополучия по сравнению с нормой (порицается “роскошь”: много квартир, деликатесы, отсутствующие в стандартном наборе производимых товаров, полигамия, разнообразие в сексе, слишком тщательный выбор партнёра)
  • Господствуют ценности: коллективизм, равенство, умеренность, жертвенность, трудолюбие (которое тоже рассматривается как самоценность)
  • Забота о будущем (иногда мифологизированном) ставится выше сиюминутных удовольствий
  • На гражданина возлагается ряд социальных обязанностей, единых для всех (труд на производстве, служба в армии, стандартизированное ведение домашнего хозяйства, уход за старшими, рождение  детей)
  • От гражданина крайне жёстко требуется личная честность и надёжность, предательство считается в высшей степени аморальным поступком 
 Эта модель имеет множество недостатков, которые особенно заметны, когда неизвестны альтернативы и кажется, что следующая формация исправит их все, ничего не потребовав в качестве платы. Закономерно, что переход к новой формации действительно стал  отрицанием данной модели, гегелевским антитезисом в ней 
 
1.2 Антитезис: отсутствие гарантий и обязанностей 
 

 
В 1992 году в российской экономике тоталитарный социализм сменился “диким” капитализмом, при котором средний гражданин потерял общеобязательные социальные гарантии, но получил новые широкие возможности и свободу от обязанностей. Справедливости ради, стоит отметить, что выполнение государством и гражданином взаимных обязательств в 1970-1980-х годах и так уже хромало на обе ноги. Получить квартиру было большой проблемой, многие товары были тотальным браком, гражданин не хотел служить в армии, а на работе часто делал вид, что занимается чем-то нужным. Эпоха самоотверженности прошла. Почти то же самое, но менее локализованно во времени, произошло и со сферой половых отношений. Патриархальная брачная система, веками добровольно-принудительно поставлявшая гражданину к определённому возрасту супруга, к началу перестройки уже трещала по швам: всё больше молодых людей испытывали сложности в заведении отношений с девушками, всё больше семей разваливалось, всё больше появлялось матерей-одиночек. На фоне этих процессов, табу на тему секса выглядело беспомощным анахронизмом, не способным ничего исправить. И в перестройку система с треском рухнула. Новая модель в экономике и сексе имела следующие признаки   
  • Гражданину ничто не гарантировано, но у него есть множество невиданных ранее потенциальных возможностей (можно быть миллиардером и можно нищим, можно иметь сотню любовниц, а можно в жизни не добиться ни одной женщины)
  • Господствуют ценности: индивидуализм, свобода, успешность, “красивая жизнь” (гедонизм в узком смысле), трудолюбие (как средство достижения успеха)
  • Достижение сиюминутного удовольствия хотя и не декларируется как единственная цель, но фактически имеет преимущество перед долгосрочным планированием. Потребность в уверенности в завтрашнем дне считается проявлением старомодности, неудачничества, трусости
  • Система не склонна налагать на гражданина безусловные обязанности. Можно делать что угодно, и посмотрим, чего ты добьёшься. Вариативность, нон-конформизм поощряются
  • Долговременная надёжность товаров и людей считается необязательной (невыгодно делать слишком надёжный товар, распространено мошенничество, заведомо ложная реклама, почти нормой считается развал брака из соображений “ой, я вдруг поняла, что тебя не люблю”, игры и вытягивание финансовых средств на стадии флирта)
Обе перечисленные модели, несмотря на противоположность, являются близнецами в своём романтическом идеализме. Обе они де-факто оперируют лозунгами, и фетишизируют принципы, которые по уму должны быть не целями, а средствами. Обе они фетишизируют некий “справедливый” (на самом деле, иллюзорный) баланс между гарантиями и обязанностями, трудом и успехом, и т. д. По большому счёту, обе модели являются жертвенными, так как неявно постулируют, что за любые блага человек должен быть готов платить. При этом, часто декларируемое благо является симулякром (стабильность, свобода), а жертва – вполне конкретной (отказ от права самому выбирать свой жизненный путь ради сохранения стабильности общества, готовность потерять семью ради свободы любимого человека).
 
Катастрофические последствия второй парадигмы в США раскрываются в исследовании Роджера Девлина http://www.estarriol.ru/node/775?page=0%2C0По мнению исследователя, первая сексуальная революция вылилась вообще в банальную межполовую разборку, в которой мужчины, за исключением альфа-самцов, оказались в тотальном проигрыше. Автор считает, что в западном обществе происходит обрушение к прицнипам обезьяньей стаи, где самок полноценно получает лишь небольшое число самцов, а остальных самцов просто дразнят по ТВ и в реале, постоянно держа в напряжении. И хотя, возможно, автор сгущает краски (к тому же, преувеличивая проблему снижения рождаемости), парадигма "ни гарантий, ни обязательств" очевидно неоптимальна. А решению её проблем очень мешает миф о невозможности иных базисных систем, кроме двух перечисленных.

Подавляющее большинство людей свято верит, что единственная возможность преодоления крайностей тезиса и антитезиса - арифметический компромисс между ними, ограничение ряда свобод с целью восстановления стабильности и гарантий. Но половинчатая система на практике может  оказаться хуже, чем любая из крайностей. Примером такого плохого компромисса может служить советская половая мораль 1980-х, когда секса ещё нет, но стабильной семьи и гарантированного брака для каждого уже тоже нет. Для меня как для гедониста очевидно, что возможен третий вариант, в котором хотя и соединены некоторые преимущества обеих систем, но который радикально отличен от их обеих, так как впервые во главу угла ставит личные интересы человека, а не абстрактные идеалы успеха, стабильности и т. д. И если посмотреть на мир трезво, движение к этой модели уже наметилось, в первую очередь, в экономике  
 
1.3  Синтезис: личные гарантии без общественных обязанностей
 

Для людей, мыслящими категориями вымышленных законов сохранения (интеллекта, счастья, глупости и т. д.), эта модель может показаться невозможной. Но де-факто она уже существует во многих странах в виде социально-ориентированной экономики. Новая система обладает следующими признаками 
  • Гражданину гарантирована возможность не упасть ниже определённого уровня (существует пособие, социальное жильё)
  • Образовательная система просвещает человека об экономических отношениях, готовит его к полноценной жизни в обществе, обеспечивает некоторые “дефолтные” рельсы (школа, университет, нормальное место работы, сложность увольнения)
  • Есть довольно широкие возможности по личному обогащению, хотя и чуть меньше, чем при чистом капитализме  
  • Признаётся ценность личного психологического благополучия человека. Успех, стабильность, “красивая жизнь”, свобода рассматриваются как средствами, конкретный набор которых у каждого свой
  • Признаётся необходимость заботы о будущем, но без впадения в пуританские догмы
  • Система не склонна налагать на гражданина безусловные обязанности. В частности, труд в ней не являться не только формальной обязанностью, но и фактической необходимостью
  • Надёжность является хотя и не безусловной, но признаваемой ценностью
Эта модель парадоксальна. Она совмещает в себе гуманизм и глубокий внутренний цинизм, который нутром чувствуют многие наши сограждане, которые живя  в вонючем подъезде любят порассуждать о “загнивании Европы”. Социально-ориентированный капитализм перечёркивает максимы как тоталитарного социализма, так и дикого капитализма. С циничной улыбкой на устах, он как бы учит нас всех добру и равнодушию: деньги – это не плохо, лень – это не плохо, богатство – это не плохо, паразитизм – это не плохо, вы должны уважать психологические особенности всех людей. Любая свобода и успех относительны: за свободы, которые даёт богатство, ты платишь свободой своего времени, а за успех в самореализации человек порой ограничивает свой успех в карьере. Социально-ориентированный капитализм достаточно близок к идеалу “каждому по потребностям, от каждого по возможностям”. Возможно, коммунизм в ряде стран уже наступил, просто мы пока не поняли, что это ОНО есть
 
Наиболее интересный вопрос состоит в том, может ли данная модель быть реализована в половых отношениях? Я убеждён, что и к этому дело идёт. Я считаю заблуждением утверждение о том, что людям больше не нужны стабильные отношения. Просто не их вина в том, что сложившаяся система не стимулирует их. Уверенность в завтрашнем дне - не тоталитарный атрибут. Это фундаментальная человеческая потребность. Однако переход к третьей модели в половых вопросах вовсе не так очевиден, как может показаться на первый взгляд. Более того: людям традиционной морали этот переход может показаться ещё более безнравственным падением, чем сексуальная революция 1960-х. Этот переход отбросит на помойку романтические ценностные идеалы и выстроит систему, в которую романтика войдёт лишь как одна из опций, при том что в целом сама система будет насквозь рациональной и прагматической
 
2. Может ли семейная и сексуальная сфера перенять модель "личные гарантии без общественных обязательств"? 
 
Подобно тому, как за социально-ориентированным капитализмом стоит большой массив экономических знаний, высокие технологии производства и отказ от многих прошлых этических установок, за оптимизированной сферой семейных отношений также должна стоять научная психология, новейшие социальные и информационные технологии, а также отказ от старой сексуальной морали, которая отражает ценности двух старых неоптимальных моделей.
 
Какие факторы позволят в будущем вернуть институту семьи стабильность, не возвращая при этом человеку общепринятых социальных обязанностей? Этих факторов довольно много. Заранее неизвестно, какие из них окажутся принципиальными в новой революции, а какие – лишь вспомогательными. Но перечислить их стоит
 
Фактор 1. Радикальный психологический ликбез 
 
Рано или поздно в обществе должна быть сформирована централизованная система образования, либо стихийная, но массовая, практика самообразования, которая ориентирует человека на построение оптимальных для него семейных и половых отношений. Новые образовательные курсы могли бы стать возрождением советского предмета “этики и психологии семейной жизни”, но сфокусированного не на лозунгах и декларации бесчисленных обязанностей, а на интересах самого человека. Я не питаю иллюзий, что такие курсы в образовательной системе будет легко ввести. От этих курсов взвоют как приверженцы старых семейных ценностей, так и сторонники западных политкорректных лозунгов. В сравнении с данным курсом, “половое просвещение” о техниках секса и противозачаточных средствах могло бы показаться цветочками. Но, рано или поздно, правда и прагматизм победят. 

 

Новое половое образование могло бы включать в себя: 
  • Правдивое изучение половой психологии, статистических отличий полов, инстинктивных принципов полового отбора и их эволюционных корней. Чёткое объяснение, что не всякая природная данность полезна для нашего благополучия
  • Правдивое изучение различных стратегий полового поведения, известных в обществе (полигамия/моногамия, открытость/закрытость к связям на стороне, соотношение возрастов партнёров,  сексуальные ориентации, отношение к деторождению), типичные прогнозы развития отношений в каждой стратегии, проблемы и преимущества каждой из них
  • Методы определения оптимального партнёра для стабильных отношений, методы выявления ненадёжного человека
  • Методы установления отношений и обхода природных программ (своих и/или будущего партнёра), которые этому препятствуют 
Фактор 2. Распространение брачных контрактов, затрудняющих одностороннее расторжение брака. Прочие юридические меры 
 
Современное состояние права, с одной стороны, уже даёт мощные возможности по укреплению семьи рациональными методами (в первую очередь, брачные контракты), но с другой стороны, сохраняет ряд писанных и неписанных правил, фактически поощряющих разводы (например, почти гарантированное сохранение ребёнка с матерью, даже если развод произошёл по её инициативе). Позитивные изменения должны состоять в том, чтобы сделать более массовыми первые и подавить вторые.
 
Если говорить о негативных факторах, которые должны быть устранены, то это, в первую очередь, дискриминационная практика почти обязательного сохранения детей с матерью. Если присовокупить к этому разделы имущества и алименты, то получается, что развод современной женщине не только ничем не грозит, но и даже сулит выгоду. Особенно жёстко эта проблема стоит в США (описано в упомнянутом исследовании http://www.estarriol.ru/node/775?page=0%2). На интересы же ребёнка (которому предстоит воспитываться в неполной семье, и который, как правило, любит отца) и бывшего мужа (который теряет всю семью и кучу имущества) обществу как будто наплевать. Не удивительно, что большинство инициаторов разводов сегодня – женщины. Что же касается мужчин, то вместо борьбы с вредными нормами, они предпочитают занимать либо тупую жертвенническую позицию (я оказался недостоин тебя, я должен быть сильным, я должен всё терпеть ), либо отказываться от государственной регистрации брака. Однако, разум рано или поздно победит. Скорее всего, в будущем практика заключения жёстких брачных контрактов станет более массовой .
 
Брачный контракт должен не просто войти в массовое использование, но составляться с учётом знаний о том, какие его пункты как влияют на стабильность и гармоничность отношений. Сама идея договорных отношений должна дестигматизироваться, люди должны расстаться с романтическими идеалами, что договор несовместим с любовью. Умение договариваться и держать слово – одно из базовых свойств, которые делают человека человеком. Люди, уверенные, что влюблены друг в друга на всю жизнь, если они отвечают за свои слова, должны быть готовы заранее прописать для себя ответственность в случае нарушения обязательств. Конечно, ситуация, когда кто-то из супругов продолжает любить, а другой утратил интерес к браку и живёт в нём лишь из-за боязни убытков, далека от идеала. Но она всё же гораздо лучше, чем как патриархальный тотальный запрет на разводы, так и как “либеральный” постоянный страх предательства, которое не принято назвать своим именем. В любом случае, брачный договор - это личный выбор людей, хотя и сделанный заранее в условиях неполной информированности (полной она быть не может в принципе)
 
Фактор 3. Распространение однополых и полутораполых семей
 
Пора посмотреть правде в лицо и признать очевидное. Ажиотаж вокруг гомосексуализма  в обществе связан не только с тем, что это ранее преследовавшееся извращение, но и с тем, что в гомосексуальных отношениях отсутствуют многие проблемы, типичные для гетеросексуальных.

Гетеросексуальные отношения всегда были полем боя. Они принципиально важны в естественном отборе. Гетеросексуальный половой отбор построен на принципах, совершенно не способствующих простому заведению надёжных и гармоничных отношений. Напротив, он выставляет людям кучу барьеров на пути к счастью, а в обществе с высокой плотностью населения эти барьеры становятся подчас и вовсе непреодолимыми. Например, девушка влюбляется в самого привлекательного самца на Земле, а он – Ален Делон. В результате, ни она, ни её поклонники, ничего не добьются. В гомосексуальных отношениях подобные ограничения смягчаются, так как это не имеет значения для генетики. Я лично знаю бисексуалов, которые отказались от гетеросексуальных отношений и выбрали чистый гомосексуализм ввиду его меньшей социальной проблемности, ввиду того, что там проще оставаться просто человеком вместо того чтобы доказывать кому-то свою мужественность или женственность

Ещё большую угрозу традиционной семье в будущем составят полутораполые отношения, то есть отношения с транссексуалами. В отличие от однополых отношений, они не требуют от циссексуального (то есть “нормального”) партнёра наличия особой сексуальной ориентации, а, значит, при достаточной свободе нравов, потенциально допустимы для каждого. Однако, эти отношения отличаются от двуполых. Типична ситуация, когда транссексуал меняет внешность и ориентацию, но его характер и/или принципы полового отбора сохраняют черты прежнего пола (краевые МТФ обычно не демонстрируют тактики “ближе-дальше”, не ориентируются на альфа-самца, сохраняют типично мужские увлечения – программирование, автотехника и т. д.). Возникает совершенно “хакерская” ситуация, “лайфхак”, когда гетеросексуальный человек может построить отношения с человеком внешности противоположного пола без игр и ухаживания. Сегодня полутораполые отношения мало распространены лишь из-за малого числа транссексуалов. Но у меня есть стойкое ощущение, что их число растёт лавинообразно 

Фактор 4. Разделение секса и любви

Более стабильны отношения, в основе которых лежит не страсть, а дружба и близость интересов. Можно допустить, что к людям постепенно придёт понимание, что сексуальная совместимость (вовсе не всегда сопровождающая долгосрочную любовь, а тем более партнёрские отношения) должна перестать быть обязательным условием семьи. Полноценное разделение секса и семьи должно произойти при выполнении трёх основных факторов

Фактор 4.1. Увеличение способности людей влюбляться в психологически совместимых партнёров

Полезность этого изменения почти бесспорна. Но на первый взгляд, его трудно осуществить: ведь “сердцу не прикажешь”. Впрочем, по своему личному опыту я могу сказать, что это вполне реально. Хорошим средством для этого может служить нарциссическая установка: “моей любви достоин лишь тот, кто похож на меня и ценит во мне то же, что в себе ценю я сам”. К этой позиции в жизни со временем приходят многие, но лучше сразу ориентироваться на неё – меньше будет катастроф и “разбитых сердец”

Фактор 4.2. Принятие обществом платонического брака как варианта нормы: дестигматизация любовных отношений без секса

Полезность данной перемены не столь очевидно, как полезность психологической совместимости партнёров. Современное общество настолько помешано на идее секса, что его чуть ли не отождествили с любовью. Но это крайне вредная вульгаризация. Любовь может длиться довольно долго, а сексуальная привлекательность партнёра значительно падает через пару лет отношений.

Многие семьи рушатся вовсе не из-за того, что “жена поняла, что больше не любит мужа” или “муж начал ходить налево”. Часто причина гораздо более глупа: не смотря на сохранение личной привязанности, партнёры считают, что не имеют морального права считать себя полноценной парой, если прошло сексуальное желание. Навязчивое желание мужа доказать себе, что он всё ещё мужчина, в таких случаях лишь усугубляет ситуацию: у жены начинает формироваться неприязнь, так как в ней зашита инстинктивная программа избегать секса с непривлекательным партнёром. Так, вместо того, чтобы признаться друг другу, что это сторона отношений им больше неинтересна, и продолжать нормально жить, партнёры пытаются сохранить “всё”, и на выходе получают “ничего”. У меня есть надежда, что со временем разум в этом вопросе тоже победит

Особенно очевидным требование принятия обществом платонических отношений становится для тех, кто уже научился выбирать партнёра по психологической совместимости. Оптимизируя подбор партнёра по психологической совместимости, мы неизбежно ставим под удар совместимость сексуальную. Я не думаю, что люди начнут повально влюбляться в тех, кто кажется им некрасивым. Обычно всё равно внешность важна. Но при наличии установки на психологическую совместимость, появляются двойные стандарты – красота духовная, и “красота” сексуальная. Ваш партнёр будет вам казаться ангельски красивым, но сексуально непривлекательным. Уже сейчас это разделение есть для многих людей, а в будущем, возможно, будет усиливаться.

Уже сейчас многие девушки на агентствах знакомств в графе "сексуальные предпочтения" пишут "для меня секс не очень важен", ставя под сомнение традиционный стереотип тотальной завязанности женской любви на секс. Трудно сказать, насколько это искренне - может быть это просто попытка защититься от надоедливости тех, кто ищут отношений чисто ради секса. Но если у кого-то из моих читателей, кто разделяет изложенные идеи, нет девушки - советую попробовать познакомиться с кем-то из таких, сразу начав знакомство с утверждения: "знакомлюсь для платонических отношений с правом на связь на стороне". Интересно, что у вас получится.  

Фактор 4.3. Принятие обществом секса на стороне

Данный вопрос крайне скандален и противоречив. С одной стороны, стремление людей ходить налево старо как мир, с другой, общественная мораль продолжает его осуждать гораздо сильнее, чем просто отсутствие секса между партнёрами. Своё место под солнцем завоевали гомосексуализм, онанизм, секс до брака и многое другое – но только не супружеская “измена”. И хотя в развитых странах за неё не карают, на уровне личных отношений в большинстве семей имеет место стойкое неприятие “неверности”. Помимо патриархальных традиций, в пользу этой стигматизации работают и два фактора эпохи “без обязательств”: во-первых, воспевание связи между любовью и сексом, во-вторых, вообще ненадёжность отношений, которая держит партнёров в страхе, что связь на стороне грозит перерасти во что-то большее.  Но в случае, если будут реализованы пункты 4.1-4.2 и другие меры по укреплению долгосрочных отношений, эти факторы перестанут действовать. В будущем секс, скорее всего, будет всё более рассматриваться как средство развлечения, которое не обязательно ограничивать рамками семейного очага – подобно тому, как уже сейчас изменой обычно не считаются онанизм или виртуальный секс на камхор-сайтах 

Фактор 5. Массовое принятие коммерческих секс-услуг как нормального явления в индустрии развлечений.

Проституция до сих пор остаётся “гадким утёнком” сексуальной революции. Она не вписывается в модель “ни гарантий, ни обязательств”, так как основана на рациональном договоре, а не на романтическом сиюминутном порыве. Проституция подрывает обезьяньи принципы полового отбора, нарушает альфа-самцовые правила игры и лишает «честных давалок” значительной части ухажёров. Именно потому, проституция по сей день порицается многими сексуально активными мужчинами и женщинами. При этом, часто используются крайне неспортивные методы полемической борьбы. Так, на проституток по традиции вешают ответственность за развал семьи (хотя я не встречал ни одного человека, который бы бросил семью из-за проститутки), а на клиентов в некоторых странах – и вовсе чуть ли не клеймо “узаконенных насильников” (хотя это примерно то же, что и назвать “узаконенным грабителем” покупателя в магазине). Тем не менее, в ряде других стран есть примеры цивилизованной интеграции проституции в общество. Проституция легализована и эффективно снижает сексуальное напряжение мужского населения не только в Германии и Нидерландах, но и во многих других странах – Турции, Чехии, Швейцарии, автономном районе Китая Аомынь (имеющем третью в мире среднюю продолжительность жизни: 82 года для мужчин и 89 для женщин) и т. д. В Германии, насколько мне известно, существуют даже социальные службы оказания интим-услуг инвалидам.

Помимо проституции, существуют и другие формы коммерческого решения вопросов отношения полов, такие как эскорт-услуги и содержанство. А в Финляндии съём жилья за регулярный секс является юридически признанной формой аренды.

Дестигматизиция коммерческих видов отношений в обществе способна решить две основные социальные функции 
  • Аналог пособия для “неудачников” или “лентяев” (вовсе не обязательно при этом являющихся таковыми и в экономике). Проституция способна хотя бы минимально обеспечить сексом даже малоимущих граждан, содержанство же позволяет состоятельным людям на полностью рациональной основе построить подобие полноценной семьи. Да, скажут многие, это неполноценно. Но, по крайней мере, это гарантия от печальной судьбы Гоголя, Нобеля и многих других достойных людей, которых природа обделила привлекательностью по обезьяньим критериям. 
  • Возможность женатым людям с полигамными настроениями реализовывать свои интересы, не ставя под удар семью – не тратя времени вне семьи, не рискуя влюбиться и  не подвергаясь давлению со стороны внешнего партнёра 

Сегодня всё это уже возможно. И лишь из-за общественной стигматизации данных явлений, многие люди, которые могли бы существенно повысить степень своей удовлетворённости, исключают это для себя по моральным соображениям (фактически, служа той морали, которая уже ничего хорошего им не даёт)

Фактор 6. Разработка лекарственных препаратов для регуляции любовного влечения

Это более отдалённый прогноз. Скорее всего, в будущем появятся лекарственные препараты, способные стимулировать и подавлять любовное чувство. Их можно будет использовать с целью установления романтических отношений с человеком, который с рациональных позиций показался хорошим для этого. С появлением таких технологий, революция станет окончательной, и о других (вышеперечисленных) костылях можно будет просто забыть. Дальнейшая трансформация общества будет происходить уже в рамках общего развития технологий программирования потребностей, проанализированных мной в статье "Искусственное программирование потребностей человека" http://transhumanism-russia.ru/content/view/392/144
 
Мне представляется, что переход к системе “личные гарантии без общественных обязательств” как в экономике, так и в отношениях полов, неизбежен. Он уже происходит на уровне отдельных стран и граждан, которые навели у себя порядок в голове. Многие последствия этого перехода для людей как патриархального, так и обезьянье-романтического мышления, могут казаться шоком. Тем не менее, в сухом остатке, конечная цель этих перемен проста и благовидна – обеспечение людям права на счастливую жизнь как в сиюминутных, так и в долгосрочных аспектах. Научно-технический прогресс, просвещение и самоорганизация в обществе способны творить чудеса, и они уже неоднократно давали человечеству то, что раньше казалось невозможным в принципе. Именно потому ко всем перечисленным тенденциям я отношусь гораздо с большей симпатией, чем к идеалистическим идеям “порядка ради порядка”, “свободы ради свободы” и т. д