Category: политика

Метапост

kazach_bw_smallПривет всем. Меня зовут Виктор Аргонов, я музыкант и учёный из города Владивостока. Этот пост находится вверху, а новые посты появляются ниже.  В этом посте вы можете ознакомиться с основными направлениями моей деятельности, доступными без профессиональной подготовки (я пока не даю ссылок на  работы по теоретической физике, но возможно вскоре это исправлю).

Музыкальное творчествоФилософское творчество (крупные статьи, в том числе, в акадмической печати)Публицистическое творчество (избранные статьи и заметки в блоге)Общение со мной в интернетеПоддержать творчество

Яндекс-деньги 41001159842314, PayPal argonov@list.ru, Qiwi 7 902 4826592
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Рынки предсказаний. Может ли азартная игра сделать политиков честными и в разы ускорить прогресс? Ч4

Сегодня разнообразие криптовалют и других блокчейн-проектов мало кого удивляет. Если первые альткоины лишь скромно “допиливали биткоин” (BTC), то более поздние монеты уходили от “корней” всё дальше. В недавние годы быстро развиваются блокчейн-проекты рынков предсказаний (РП) - площадок для заключения пари между гражданами по различным вопросам. Например, один участник ставит $100 на то, что выборы выиграет Трамп, а другой - что Клинтон. После выборов все деньги автоматически перечисляются победителю.

Самый известный РП - это Augur (REP), выполненный как “надстройка” над сетью Эфира (ETH, для заключения пари используются его смарт-контракты). Новый аналогичный проект, но уже с собственной сетью смарт-контрактов - это Amoveo (VEO). В нём активно задействованы российские разработчики, с которыми я знаком лично, и не скрою, что проект внушает мне оптимизм. VEO - возможно, один из самых привлекательных новых токенов для долгосрочных инвестиций.

Казалось бы, пари - не самое серьёзное применение блокчейна. Но ряд экспериментальных и теоретических исследований показали, что РП способны произвести революционные изменения в ряде отраслей, среди которых - политика и фундаментальная наука. А именно - перечеркнуть всю современную политическую парадигму, основанную на лжи, и в разы ускорить научный прогресс.


Часть 1 читаем тут, часть 2 - тут, часть 3 - тут

Часть 4. Рынки предсказаний и блокчейн: принципы работы и перспективы

В 2009 году в мире появилась первая криптовалюта - биткоин (BTC). А вместе с ней - технология блокчейна (БЧ), позволяющая распределённо хранить данные обо всех транзакциях пользователей почти без возможности эти записи удалить. И не только данные о передаче денег но и, например, о соглашениях пользователей. Такая функция была реализована в 2014 году в новой криптовалюте эфир (ETH) и названа смарт-контрактами. Контрактами, честное выполнение которых не требует традиционных юридических процедур. Смарт-контракты могут заключаться по любому поводу, в том числе - по поводу ставок пользователей на те или иные события.

В том же 2014 стартовал первый проект рынка предсказаний (РП) на базе БЧ - Augur (REP). Его консультантами выступили сооснователь intrade.com Рон Бернштейн и основатель ETH Виталик Бутерин. Основными исполнителями стали Джек Питерсон, Джо Крюг и Зак Хесс. В 2015 году состоялось ICO проекта (одно из первых ICO в истории), в котором набралось более $5 млн. Позже появилось ещё несколько БЧ-РП, в частности, Bitcoin-Hivemind (VOT), Gnosis (GNO), Amoveo (VEO).

Важное преимущество БЧ-РП в сравнении с сайтами типа intrade.com состоит в децентрализации системы. Отсутствие единого сервера и руководства приводит, в частности, к следующим изменениям.

  • РП на блокчейне невозможно уничтожить простым запретом.

  • РП на блокчейне радикально лучше защищён от искажения результатов, они прозрачны. В нём нет центрального руководства, которое можно подкупить.

  • РП на блокчейне могут обеспечить высокую степень анонимности участников, позволяя им высказывать самые непопулярные и неодобряемые мнения.

Децентрализация позволяет подавить откровенно недобросовестное использование РП, но в остальном сулит политикам ещё больше сложностей, чем БЧ традиционного интернета. И если в 2015-2017 годах БЧ-РП оставались на зачаточном уровне, то в 2018 году они всерьёз привлекли внимание общественности и, вероятно, государств. Однако о политике мы много говорили в прошлый раз, а сейчас поговорим собственно о работе БЧ-РП.

4.1 Основные принципы работы рынков предсказаний на блокчейне.

Технически можно выделить два основных типа рынков предсказаний на блокчейне (БЧ-РП).

  • Первый тип - это РП, выполненные как надстройки над другими известными БЧ-сетями и использующие их валюты в большинстве расчётов. Например, Augur использует сеть Эфира (ETH), а Bitcoin Hivemind - сеть Биткоина (BTC). У них есть и внутренние валюты - REP и VOT, но используются они для узких целей, о которых мы расскажем ниже.

  • Второй тип - это автономные РП с собственной блокчейн-сетью и собственной валютой для всех расчётов. Например, Amoveo с внутренней валютой VEO.

Игра на любом РП начинается с публикации вопроса, по которому участники будут делать ставки. Инициаторы пари могут, теоретически, задавать любые вопросы. Например, "Превысит ли к концу года цена биткоина $20 000?" или "Изберётся ли Трамп на второй срок?". Чтобы стать инициатором пари, надо заплатить некоторую сумму в валюте материнской (ETH, BTC) или собственной (VEO) сети. Иногда инициатор также должен иметь полную ноду сети, но может пользоваться и внешними сайтами типа amoveobook.com.

Затем все пользователи могут делать ставки, верно ли предсказание инициатора пари. В сети создаются смарт-контракты об этом.

После этого польователи могут в любое время до окончания пари (до конца года или до оглашения итогов выборов президента) покупать чужие ставки. Конкретные механизмы торговли отличаются в разных РП, но мы приведём лишь самый общий пример с тремя участниками.

Допустим, что один из игроков поставил $300 на то, что цена биткоина к концу года превысит $20 000. Второй игрок поставил те же $300, что цена будет ниже. По прошествие времени, в начале декабря биткоин стоит $11000, и скорее всего, все деньги достанутся второму игроку. Но в дело вмешивается третий игрок: он покупает у первого ставку, предлагая за неё $100. В результате, вместо весьма вероятного проигрыша $300 первый игрок гарантированно проигрывает $200. Третий игрок гарантированно теряет $100, но если BTC таки достигнет нужной планки (в декабре часто бывает резкий рост), он получит все $600, лежащие на кону. Таким образом, в случае проигрыша он теряет лишь $100, зато в случае выигрыша получает $600 - $100 = $500. Но вероятность выигрыша существенно ниже.

В указанном примере цена сделки $100 отражает оценку игроками вероятности, что цена Биткоина превысит $20000. В данном случае это $100/$600=1/6. Вероятность проигрыша и выигрыша третьего игрока соотносится как 1:5 - обратно пропорционально суммам выигрыша и проигрыша. А в самом начале пари, когда первый и второй игрок сделали равные ставки, это можно интерпретировать как оценку вероятностей 50/50.

Реально в рынке может участвовать не 3, а множество человек, и в каждый момент цена чьей-то ставки отражает рыночную оценку вероятности её выигрыша.

Когда наступает время закрытия контрактов (для BTC - конец года, для Трампа - день после выборов) в сеть должна поступить информация о курсе BTC и итоге выборов. Для этого используются так называемые оракулы, которые сообщают, сбылось ли предсказание. После этого ставки проигравших автоматически перечисляются выигравшей стороне.

Следует отметить, что создание оракулов - нетривиальная техническая задача, которую стоит обсудить подробнее.

4.2 Проблема оракулов и примеры её решения в разных блокчейнах

Есть два основных подхода к организации оракулов: оракулы автоматические и оракулы социальные. Первые используют чисто машинные ресурсы, вторые - полагаются на мнение участников сети.

Простейший пример автоматического оракула - прибор, производящий измерения и поставляющий результаты в сеть. Например, термометр, подключенный к сети. Но такой оракул крайне неуниверсален. Для конкретной задачи требуется свой тип приборов.

Более универсальными оракулами могут быть интеллектуальные системы поиска данных в интернете. Например, роботы, посещающие финансовые сайты и извлекающие информацию о курсах валют, капитализациях компаний и т. д. Интернет содержит огромные объёмы информации о мире, но её извлечение - не такая простая задача, как может показаться. Если надо найти что-то очень популярное типа цены на нефть, то это не составит проблемы. Но если, например, надо найти информацию об оборотах или дивидендах некрупной фирмы из Восточной Европы или Азии, то даже на нескольких топовых финансовых сайтах нередки ошибки. Многие другие виды информации еще проблематичней для проверки на достоверность - например, если надо распознавать изображения.

Итак, основная современная проблема автоматических оракулов - их неуниверсальность. Они прекрасно могут справляться с отдельными задачами типа выяснения курса нефти или результатов футбольного матча, но не более того. Есть много задач, где даже самый продвинутый искусственный интеллект слабее человека. А значит, человека неразумно исключать из поиска информации.

Второй подход к созданию оракулов жертвует их автоматизацией в пользу универсальности, допуская к работе людей. Универсальность особенно важна на рынках предсказаний (РП), где предметом пари, теоретически, может быть любой вопрос.

Очевидно, что заменить оракула лишь одним человеком (назовём его репортером) на все случаи нельзя. Если смарт-контракты заключаются часто, то он не справится с объёмом работ, а в некоторых вопросах ему может не хватить компетентности. К тому же, если на кону большая сумма денег, репортера можно подкупить, чтобы он солгал. А любой выявленный коррупционный случай дискредитирует сеть.

Более перспективна идея оракула, в работе которого участвует много репортеров. Они могут обладать различной компетенцией в разных вопросах и давать ответы лишь там, где этой компетенции достаточно. Впрочем, это всё ещё не гарантирует добросовестности ответов и требует дополнительных мер защиты.

Решение Augur и Bitcoin Hivemind: репортеры с финансово-конвертируемой репутацией

В РП Augur и Bitcoin Hivemind добросовестным репортерам начисляются репутационные токены - соответственно, REP и VOT (Votecoin). Они свободно обращаются на биржах, и при желании репортер может честно конвертировать свою репутацию в финансы.

При закрытии любого контракта может участвовать сразу много репортеров, между которыми проводится голосование (определяющее, кто из игроков РП победил). Веса голосов репортеров не равны, а зависят от репутации. За правильный ответ репортеры получают дополнительные токены, за неправильный - теряют. При таких правилах в голосовании с высокой вероятностью побеждает верный ответ, лгать почти всегда невыгодно.

В системе с репутационными токенами подкупа маловероятен, но чисто экономически иногда возможен. Если ставки игроков высоки, а курс REP/VOT низок, то значительная часть их держателей может быть готова солгать ради более крупной награды.

Решение Amoveo: репортеры делают ставки, что их ответ верен

Работа блокчейна Amoveo и его оракулов напоминает работу Augur: репортеры награждаются за правильный ответ и несут убытки за неправильный. Но есть и важные отличия.

Во-первых, Amoveo имеет полноценную блокчейн-сеть с единственной валютой VEO, тогда как Augur и Hivemind - надстройки над сетями Эфира и Биткоина. В разных ситуациях они использует либо токены REP и VOT, либо валюты ETH и BTC

Во-вторых, при закрытии смарт-контракта репортеры Amoveo не голосуют за выбранное решение, а делают ставки в его пользу в валюте VEO. Эти ставки могут быть любыми в зависимости от того, насколько репортер уверен в правоте. Правильным объявляется ответ, набравший не максимум голосов, а максимальные суммарные ставки. Все собранные ставки распределяются в пользу его сторонников.

В сравнении с Augur и Hivemind это даёт следующие преимущества.

  • Награда или проигрыш репортера не зависят от курса токена. Репортеры свободны в выборе суммы, которой хотят рискнуть.

  • Свобода выбора суммы делает репортеров ответственнее. Если в Augur обладатель высокой репутации считается одинаково доверенным во всех вопросах, то участник Amoveo может варьировать ставки в зависимости от того, насколько компетентным себя считает в конкретном вопросе.

  • Благодаря этому, выигрыши репортеров могут сильно зависеть от сложности вопроса. Если вопрос элементарен, то с высокой вероятностью все ответят единогласно и вернут ставки. Но если вопрос сложен, то компетентный репортер может сделать высокую ставку и выиграть значительную часть ставок оппонентов.

Когда приходит время закрытия контракта, оракул системы Amoveo рассылает участникам вопрос, нужный для определения победителя. Например, “стоит ли сегодня биткоин дороже $20 000”. Добровольцы-репортеры выбирают вариант ответа: TRUE, FALSE или BAD_QUESTION. Свои ответы они подкрепляют денежными ставками.

Если BTC явно дороже $20 000, большинство репортеров выберут TRUE, если явно дешевле - FALSE. Но ситуация может быть и неоднозначной: например, в последний день года цена BTC колеблется около $20 000, а после закрытия бирж на одних оказывается немного выше, а на других - немного ниже этой суммы. Если в условиях пари не уточнялось, с какой биржи брать данные, то значительная часть репортеров могут ответить BAD_QUESTION, так как строго определить победителя при такой постановке вопроса нельзя.

4.3 Заключение

Как мы уже говорили, рынки предсказаний на блокчейне представляют особую угрозу современной политической системе. В силу децентрализации их нельзя закрыть как отдельную фирму. Какими же будут дальнейшие отношения государств и РП? Удастся ли США удержать граждан от их использования? Будут ли другие развитые страны следовать в фарватере США?

В пользу РП сегодня работают два фактора. Во-первых, это их поддержка интеллектуалами из различных областей. Ценность РП признают экономисты, политологи, философы, представители естественных наук, инженеры. Грубый запрет всего направления вызовет бурную дискуссию, в которой представители государства едва ли морально победят. Во-вторых, это техническая сложность запрета. Без реально жёстких репрессий американские граждане будут обходить его без особых опасений, а если репрессии всё же начнутся - это дискредитирует США и даст другим странам шанс набрать очки более либеральной политикой.

Основной фактор против РП - наличие в современном мире секретных данных, которые государство готово защищать любой ценой. И иногда секретность действительно необходима для безопасности граждан. Поэтому весьма вероятно, что в общественной дискуссии государство и сторонники РП выработают некоторый компромиссный набор правил. В том числе - список недопустимых вопросов, которые могут спровоцировать кого-то на недобросовестные поступки. Возможно, неплохим примером здесь может служить история новозеландского РП predictIt.org, который в 2013 году договорился с CTFC о ряде ограничений и не был закрыт, в отличие от основных других площадок. Подобные компромиссы позволили бы государству вместо общей борьбы с азартными играми сосредоточиться лишь на отслеживании конкретных случаев “опасного применения” РП, а также на их профилактике (например, через повышение зарплаты носителям конфиденциальных данных).

Рынки предсказаний. Может ли азартная игра сделать политиков честными и в разы ускорить прогресс? Ч3

Сегодня разнообразие криптовалют и других блокчейн-проектов мало кого удивляет. Если первые альткоины лишь скромно “допиливали биткоин” (BTC), то более поздние монеты уходили от “корней” всё дальше. В недавние годы быстро развиваются блокчейн-проекты рынков предсказаний (РП) - площадок для заключения пари между гражданами по различным вопросам. Например, один участник ставит $100 на то, что выборы выиграет Трамп, а другой - что Клинтон. После выборов все деньги автоматически перечисляются победителю.

Самый известный РП - это Augur (REP), выполненный как “надстройка” над сетью Эфира (ETH, для заключения пари используются его смарт-контракты). Новый аналогичный проект, но уже с собственной сетью смарт-контрактов - это Amoveo (VEO). В нём активно задействованы российские разработчики, с которыми я знаком лично, и не скрою, что проект внушает мне оптимизм. VEO - возможно, один из самых привлекательных новых токенов для долгосрочных инвестиций. Но основной мой рассказ будет не о VEO, а о самом явлении РП, которое мне искренне очень интересно как футурологу.

Казалось бы, пари - не самое серьёзное применение блокчейна. Но ряд экспериментальных и теоретических исследований показали, что РП способны произвести революционные изменения в ряде отраслей, среди которых - политика и фундаментальная наука. А именно - перечеркнуть всю современную политическую парадигму, основанную на лжи, и в разы ускорить научный прогресс.

Часть 1 читаем тут
, часть 2 - тут.

Часть 3. Рынки предсказаний и политика: избиратель перестаёт быть близоруким, политтехнологи бессильны

В январе 2019 года в США были запрещены все азартные онлайн-игры. Причём не каким-то новым законом, а лишь сменой интерпретации старого Wire Act. До этого запрещены были лишь спортивные онлайн-пари, да и то не во всех штатах. Но департамент Юстиции решил распространить закон на всю азартную онлайн-индустрию - включая как “одноруких бандитов”, так и все рынки предсказаний (РП), о работе которых мы подробно рассказывали здесь. Именно последние, возможно, были основной мишенью американского правительства. Правительство США в прошлом неоднократно выражало недружественное отношение к РП, наиболее известным и успешным из которых был intrade.com. Есть мнение, что сетевые РП представляют угрозу современной политической системе. Возможно, новый американский запрет 2019 года был реакцией на быстрое развитие блокчейн-проектов типа Augur и Amoveo - децентрализованных аналогов intrade.com.

Попытаемся разобраться, какие политические эффекты могут оказывать РП, и как изменится общество при их широком распространении.

3.1 Первые крупные рынки предсказаний в интернете: успех и репрессии

Напомним, что рынки предсказаний (РП) - это организованные площадки, где люди заключают пари о будущих событиях, которые заранее неизвестны, а также могут перекупать ставки друг друга. Характерный пример РП - букмекерские конторы, где участники делают ставки на победу разных спортсменов на соревнованиях. Когда лидер становится известен, собранные ставки распределяются между теми, кто спрогнозировал его победу, а остальные - проигрывают средства.

Как мы уже говорили, в некотором смысле, пари - это одновременно “сыворотка правды”, стимулятор поиска истины и способ измерить уверенность игрока. Большие ставки склонны делать те, кто особенно уверены в своём мнении. Чтобы повысить вероятность выигрыша, человек должен напрячь интеллект, разобраться в своих мыслях, а подчас и дополнительно изучить вопрос. Иногда люди заключают пари не ради денег, а именно ради демонстрации своей уверенности в правоте. Всё это делает РП действенным инструментом прогнозирования событий.

В 2008 и 2012 годах РП ирландского сайта intrade.com позволил с удивительной точностью предсказать результаты американских выборов в различных штатах - порядка на 70% лучше, чем признанные политологи или опросы общественного мнения. А в 2003 году аналогичный ирландский проект tradesports.com во время войны в Ираке принимал ставки на дату поимки Саддама Хуссейна. В этой задаче было множество неизвестных, и поначалу мнения участников сильно разделились. Но за несколько дней до поимки максимальные ставки угадали дату почти с суточной точностью - хотя многим казалось, что до поимки это практически непредсказуемо.

Увы, в конце 2012 года американский Комитет по товарным фьючерсам (CTFC), мотивируя это экономическими соображениями, запретил своим гражданам посещать intrade.com. Прибыльность сайта сильно упала, и он вскоре был закрыт. В 2013 году под санкции попал также РП Banc De Binary. Формально - за возможность делать ставки на цены сырьевых товаров, конкурируя с классическими биржами. Зато более мягко США обошлись с новозеландским predictIt.org, который согласился соблюдать ряд жёстких ограничений от CTFC.

Трудно сказать, были ли кампании против intrade.com и других РП политически мотивироваными, но одно ясно: политикам было, чего опасаться. Попробуем разобраться, чего именно.

3.2 Подводные камни рынков предсказаний: чего стоит бояться политикам

Поскольку РП мотивируют людей говорить правду и могут быть использованы для прогнозирования событий, они таят в себе несколько угроз для современной политической системы.

Фактор 1: избиратель перестаёт быть близоруким

Публичная политика ориентирована на неопределённость будущего. Большинство избирателей плохо представляют результаты политических событий. Многие кандидаты допускают в предвыборных обещаниях прямой обман, который очевиден лишь меньшинству граждан. Но как и в примере со скачками, даже незначительное число “знатоков” могут крупными ставками раскрыть своё мнение народу. И не только в вопросе, кто победит, но и во множестве других вопросов: например, действительно ли кандидат способен выполнить свои обещания.

Если коллективная “сыворотка правды” позволит гражданам лучше видеть вперёд, это сделает неэффективными популистские приёмы, нацеленные на “близоруких” избирателей. Представителям власти придётся стать радикально честнее, что грозит глобальным обновлением элит.

Отметим, что в Западных странах нечто подобное уже произошло вокруг финансовых рынков и их отношений со СМИ. В 1999 году в США на волне пузыря доткомов признанные эксперты по разным телеканалам призывали американцев покупать акции отечественных IT-компаний - yahoo.com, amazon.com, pets.com - предрекая им неограниченный рост. На деле эти компании уже были сильно переоценены, а в 2000 году пузырь лопнул.

Перед кризисом 2008 года подобным экспертам (некоторые из которых отрицали угрозу) люди верили уже меньше, а после кризиса сам формат потерял актуальность. Выяснилось, что некоторые эксперты были напрямую связаны с рекламируемыми компаниями. Население почти перестало верить авторитетам на слово и теперь требует аргументированных оценок.

Фактор 2: разглашение секретной информации

Финансовый интерес на РП хорошо мотивирует “знатоков” раскрывать свои знания через большие ставки. И в политике это, пожалуй, актуальнее, чем в спорте и финансах.

Если спортивное состязание не является “договорным”, то даже для знатоков результат предсказуем лишь в части случаев. Есть много случайностей, о которых не знают ни спортсмены, ни организаторы. В политике же роль договоров и планирования куда выше. Даже если это не прямые договорённости о победах кандидатов, то это могут быть негласные союзы группировок, договорённости о совместной тактике борьбы и т. д.

Те, кто посвящён в тайные планы, имеют гораздо больше шансов выиграть на РП по релевантной теме. А если РП ещё и анонимен - что легко организовать в блокчейн-проектах - то политик может почти без риска использовать эту информацию в соревновании с непосвящёнными. В большинстве случаев это даже будет не “сливом” конкретной информации, но планы политиков всё равно могут быть нарушены.

Особенно неоднозначная ситуация возможна, если на РП выносятся вопросы о действиях армии или иных структур, где важна секретность. Не исключено, что успех tradesports.com перед поимкой Хуссейна был вызван действиями непосредственных инсайдеров спецоперации.

Фактор 3: склонение злоумышленников к опасным решениям

При обсуждении РП в интернете часто упоминается опасность их превращения в “рынки политических убийств”. И такая угроза действительно есть - наряду с угрозой других вредных действий.

Предположим, что некто поставил вопрос “будет ли X убит в заданном промежутке времени”. Если X действительно угрожает опасность, а потенциальный убийца знает о пари, то он может сделать большую ставку, совершить убийство и выиграть деньги.

На практике сходная проблема имела место в 2006 году, когда сайт tradesports.com открыл пари, что Северная Корея к 31 июля успешно запустит баллистические ракеты, и они упадут вне её воздушного пространства. 5 июля северокорейское правительство действительно сделало испытательный запуск, неприкрыто намереваясь удовлетворить предсказание. Формально уличить tradesports.com в провокации запуска было нельзя, так как контракт включал дополнительное условие: американское Министерство обороны должно подтвердить действия Кореи - чего не произошло. Но инцидент в любом случае трудно назвать красивой игрой: Пентагон, фактически, пошёл на прямой обман, ибо другие официальные источники подтвердили запуск.

Фактор 4: политические манипуляции через администрации РП

Если общество осведомлено, что РП хорошо предсказывают события, то оно будет доверять их прогнозам, а порой и способствовать их реализации: не просто предсказывая политику, но и влияя на неё. Например, если РП покажет заметные шансы победы кандидата, которого до этого не воспринимали всерьёз, это может сильно увеличить его поддержку.

Само по себе это не плохо и лишь увеличивает дальновидность избирателей. Но эффект может быть использован администрацией РП для прямого влияния на политические процессы. Она может исказить информацию о ставках посетителей - например, получив такой заказ от влиятельных политических кругов.

Слишком частые и грубые случаи искажений вряд останутся незамеченными. Но манипуляция может быть вполне аккуратной и незаметной, что может привести к настоящей войне политиков за влияние на РП. Впрочем, как мы увидим в следующей части, РП нового поколения на блокчейне могут быть неплохо защищены от таких манипуляций.

Фактор 5: политические манипуляции через ставки лоббистов

Политические манипуляции возможны не только через искажение информации о ставках, но и просто через крупные ставки лоббистов. Например, состоятельные представители малоизвестного кандидата делают крупные ставки на РП в пользу его победы. А это может сделать ему гораздо более действенную и дешёвую рекламу, чем традиционная предвыборная кампания.

Формально правила РП не нарушены: информация о ставках не искажена. Но крупнейшие ставки идут не от тех, кто верит в победу кандидата, а от тех, кто её хочет.

Перечисленные перспективы было бы ошибочно все оценивать в негативном ключе. Как мы увидим ниже, некоторые из них могут в итоге привести к футархии - политической системе, которая может оказаться гораздо эффективнее и гуманнее, чем демократия с принципом “1 человек - 1 голос”. Впрочем, для нынешних элит всё это представляет угрозу, как и любая смена властной парадигмы.

3.3. Сменится ли в будущем популистская демократия футархией?

В 1999 году экономист Робин Хансон предложил использовать РП не просто для предсказания событий, а для принятия практических решений на основе этих предсказаний. Например, при совместном управлении корпорацией или в политике.

Поскольку РП способны указывать на последствия тех или иных политических решений, перед принятием таких решений стоит организовывать РП. Например “Увеличит или уменьшит легализация оружия число убийств?” или “Ускорит или замедлит экономический рост полная отмена налогов для граждан с доходами ниже определённой планки?”.

Если максимальные ставки сделают те, кто считает легализацию оружия полезной для сокращения убийств, то правительство должно легализовать его в качестве эксперимента. По результатам эксперимента будет оценено реальное влияние легализации на преступность. Если число убийств снизится, то решение должно стать окончательным, а его сторонники на РП - получить ставки оппонентов. Но если число убийств повысится, то решение должно быть отменено, а его сторонники - проиграть ставки оппонентам.

Принимать основные политические решения Хансон предложил именно в ходе подобных РП. Более детальную систему государственного управления на основе РП он назвал футархией и описал в 2007 году в статье “Стоит ли нам голосовать за ценности, но ручаться за убеждения?”.

По мнению Хансона, футархия - более разумная система, чем традиционная демократия. Сегодня в демократических странах работает принцип “1 человек - 1 голос”. Такая система не учитывает степени личной заинтересованности и компетентности гражданина в том или ином решении. Если человек совсем некомпетентен, то он может не явиться на выборы или референдум. Но многие граждане невысокой политической культуры всё равно на них ходят и голосуют по вопросам, которые почти не затрагивают их интересы. Зачастую - протестно и основываясь на мифах.

Но РП, как мы отметили в разделе 2, способны делать граждан дальновиднее. А использование ставок доверяет решение самым ответственным и компетентным из них. В футархии граждане не голосуют слепо за предложения кандидатов, но заранее тестируют благоприятность этих предложений на РП.

Футархия Хансона - это не просто соревнование ставок, где побеждает тот, кто больше заплатил. Хотя изначально принимается решение, набравшее максимум ставок, это не гарантирует победы его сторонникам. Если решение окажется вредным для общества (согласно заранее оговоренному критерию типа экономического роста или уровня насильственной преступности), то его сторонники проиграют.

Важно отметить, что хотя бы частичный переход к футархии не требует от власти согласия на радикальные реформы. Достаточно, чтобы политические РП получили широкое распространение, после чего граждане сами начнут их использовать для тестирования обещаний политиков. И это ещё один аргумент, почему современные представители власти могут опасаться этой технологии.

3.4. Рынки предсказаний на блокчейне как новые вызовы

Учитывая вышесказанное, события вокруг intrade.com и новый американский запрет сетевых азартных игр вполне могут быть звеньями одной цепи - борьбы государства против популяризации рынков предсказаний (РП). Возможно также - непосредственно против угрозы перехода к футархии.

Intrade.com был самым популярным РП, но централизованным. Его не потребовалось даже закрывать как компанию - достаточно оказалось запретить американцам посещать его. Augur, Amoveo и прочие блокчейн-РП менее подконтрольны государствам. Отследить их посещение трудно, а запретить сами проекты физически невозможно в силу их децентрализации. Государство может попробовать запретить деятельность разработчиков, но это трудно обосновать благовидными аргументами. Станет ясно, что государство борется непосредственно против РП, а это лишь привлечёт к ним внимание общественности. С другой стороны, совсем не отреагировать государство не может, так как новые проекты выглядят опаснее прежних в силу возможной анонимности.

Возможно, именно поэтому США пошли на жёсткую, но широкую меру - полный запрет азартных игр в интернете. Эта мера не остановит энтузиастов РП, но с высокой вероятностью затормозит приток новых игроков и лишний раз утвердит в обществе стереотип, что пари на РП - это что-то типа “одноруких бандитов”. Нечто несерьёзное и не особо полезное для добропорядочных граждан.

Что же такое блокчейн-РП, как они устроены и как в отсутствие единого руковоства обеспечивают честность результатов? Каким может в будущем стать баланс между свободой слова на РП и государственными ограничниями? Об этом мы поговорим последней части нашего рассказа.

Часть 4. Рынки предсказаний и блокчейн: перспективы и трудности всемирного внедрения новой парадигмы

Рынки предсказаний. Может ли азартная игра сделать политиков честными и в разы ускорить прогресс? Ч1

Сегодня разнообразие блокчейн-проектов мало кого удивляет. Если первые альткоины лишь скромно “допиливали биткоин” (BTC), то более поздние монеты уходили от “корней” всё дальше. И технически, и идейно. Например, “фишка” ZCash (ZEC), Monero (XMR) и Dash (DASH) - это анонимность, от которой принципиально отказались разработчики BTC, а “фишки” российского Эмеркоин (EMC) - это не только скандальная слава блоггера Яроврата, но и “волшебный” блокчейн, размер которого не растёт. Что же касается знаменитого Эфира (ETH), то это не только валюта, но целая среда для так называемых смарт-контрактов. ETH впервые показал миру, что блокчейн может хранить информацию не только о финансовых транзакциях граждан, но и о различных соглашениях между ними.

В недавние годы быстро развиваются блокчейн-проекты рынков предсказаний (РП). В них технология смарт-контрактов используется для заключения пари между гражданами по различным вопросам. Например, один участник ставит $100 на то, что выборы выиграет Трамп, а другой - что Клинтон. После выборов все деньги автоматически перечисляются победителю. Самый известный РП - это Augur (REP), выполненный как “надстройка” над сетью ETH. Новый аналогичный проект, но уже с собственной сетью смарт-контрактов (независимой от ETH) - это Amoveo (VEO). В нём активно задействованы российские разработчики, с которыми я знаком лично, и не скрою, что проект внушает мне оптимизм. VEO, возможно - один из самых привлекательных новых токенов для долгосрочных инвестиций. Но основной мой рассказ будет не о VEO, а о самом явлении РП, которое мне искренне  очень интересно с футурологической точки зрения.

Казалось бы, пари - не самое серьёзное применение блокчейна. Но ряд экспериментальных и теоретических исследований показали, что РП способны произвести революционные изменения в ряде отраслей, среди которых - политика и фундаментальная наука. А именно - перечеркнуть всю современную политическую парадигму, основанную на лжи, и в разы ускорить научный прогресс.


Часть 1. Рынки предсказаний - азартная игра или бинокль, направленный в будущее?

1.1 “Споры на деньги” как финансовая сыворотка правды

С древних времён люди заключают друг с другом пари по разным вопросам. Вот несколько реальных и вымышленных примеров.


  • 1980: Слесарь Вася спорит на бутылку с токарем Колей, сможет ли тот соблазнить соседку Катю.

  • 1998: Два студента по имени Миша спорят друг с другом на 100 рублей, объясняет ли квантмех правило Клечковского, или же это тот волшебный случай, когда “химия не сводится к физике”.

  • 1959: Знаменитый физик Ричард Фейнман спорит со всем миром на $8000, что никто в ближайшем будущем не сделает двигатель размером 0.4 мм. И... внезапно проигрывает ставку ранее неизвестному изобретателю Биллу Маклеллану.

  • 2008 и 2012: Тысячи людей спорят на рынке предсказаний intrade.com (ныне закрыт), кто победит на ближайших американских региональных выборах. И... внезапно оказывается, что максимальные ставки “указали” на победителей точнее, чем любые опросы или мнения политологов.

Что общего у этих примеров?

  • Во всех случаях у “спорщиков” есть финансовый интерес. Тот, кто окажется прав - имеет финансовое преимущество.

  • Во всех случаях, однако, выигрыш зависит не только от случайности или знания правил конкретной игры (как в покере), но от эрудиции и интеллекта по различным вопросам: психология отдельных людей и масс, физика, химия, современные возможности технологий. Выигрывает не столько тот, кто угадывает, сколько тот, кто разбирается в вопросе.

Чем особенны отдельные примеры?

  • Первый пример - это просто пари. Тот, кто лучше понимает психологию Кати и второго спорщика - тот, вероятно, победит.

  • Второй пример - это пари, которое имеет образовательные последствия: студенты должны обратиться к книгам и аргументировать позиции. Спор состоялся лишь потому, что знания студентов различны. Как минимум, один из них имеет в знаниях пробел, которого нет у второго. Но для достижения консенсуса по вопросу, кто прав, этот пробел надо будет заполнить.

  • Третий пример - это не просто пари, но по сути заказ для изобретателей всего мира. Хотите приз - сконструируйте микродвигатель, который сегодня кажется невероятным. Пари-грант, стимулирующее развитие технологий.

  • Четвёртый пример - это коллективное пари, которое предсказало общественно важные события лучше любых известных методов.

Традиционно считается, что пари, как и любые азартные игры, эксплуатируют сомнительные человеческие чувства - жадность, безрассудство, стремление обогатиться за счёт чистой случайности или талантов, бесполезных для общества. Но на самом деле у этого вида азартных игр есть важные особенности, которые могут сослужить обществу немалую пользу. В 2005 году в своей книге “Об интеллекте” нейролог и основатель компаний Palm Computing и Handspring Джефф Хокинс предложил считать интеллект синонимом прогнозирования. И если поискать талант, который сильнее всего отличает нас от других животных - то это именно большой горизонт планирования и прогнозирования, о чём я не раз писал в статьях про утилитаризм и программирование потребностей.

Если использовать терминологию Хокинса, то пари - это просто состязание интеллектов и эрудиций.

Отметим три ключевые особенности пари на фоне других азартных игр.

  • Во-первых, пари способны измерять степень уверенности участника в своей правоте. Большие ставки склонны делать те, кто особенно уверены. Нередко пари заключаются даже не ради денег, а ради подтверждения своей репутации знатока в том или ином вопросе.

  • Во-вторых, пари мотивируют человека всеми средствами искать правильный ответ и/или раскрывать свои тайные знания. Чтобы повысить вероятность выигрыша, человек должен напрячь интеллект, разобраться в своих мыслях, а подчас и дополнительно изучить вопрос. В психологии известно, что не только у людей, но даже у мышей максимальная мотивация к решению задачи возникает в ситуации неопределённости награды. Пари в среднем гораздо лучше мотивирует человека к добросовестному исследованию спорного вопроса, чем, например, фиксированная плата за верный ответ. Фактически, пари выступает в роли эдакой “сыворотки правды”.

  • В-третьих, при большой статистике ставок пари могут делать высокоточные предсказания будущих событий в политике, экономике, науке, технике и т. д. Точность этих предсказаний, как показали эксперименты, порой превосходит все иные известные методы. В следующем разделе мы попробуем разобраться, как это в принципе возможно.


1.2 Как рынок предсказаний предсказывает будущее

В предыдущем разделе мы говорили, главным образом, об индивидуальных пари. Но ещё в Древнем Риме существовали коллективные площадки, где пари может заключать сразу большое количество людей. Сегодня такие площадки называют рынками предсказаний (РП).

Самый известный и самый древний пример РП - это букмекерские конторы, принимающие ставки на спортивных соревнованиях. Зрители решают, какая команда или спортсмен одержат победу, ставят на это некоторые суммы, а по итогам выигрывают дополнительные деньги или проигрывают ставки. Именно спортивные РП существовали уже в Римской империи (как правило, на ипподромах).

Другая отрасль, где РП получили широкое распространение - это финансы. Самый очевидный пример финансовых РП - рынки беспоставочных (расчётных) фьючерсов и опционов. Например, беспоставочный фьючерс на нефть - это, фактически, пари, превысит ли её цена в заданное время определённую планку. Ни одной из сторон не нужна нефть, главное - сделать правильный прогноз.

Опыт букмекерских контор показывает: хотя многие игроки надеются на “авось”, есть несколько процентов "знатоков", которые заметно чаще выигрывают, чем проигрывают. Если размер награды зависит от размера ставки, то ставки именно этих знатоков обычно максимальны.

Современные букмекерские конторы имеют довольно сложную систему коэффициентов, призванную сгладить неравенство спортсменов, если оно известно заранее. Например, когда на футбольном матче знаменитая команда играет против малоизвестной. Но мы рассмотрим ситуацию упрощённо (поверьте на слово: аналогичные закономерности работают и в реальности).

Представим мысленный эксперимент. На скачках соревнуется 10 экипажей. Шансы каждого на победу рядовому зрителю кажутся равными. Но есть знатоки, которые видят, что один из экипажей имеет существенные преимущества. 11 зрителей делают ставки. 10 не обладают достаточными знаниями и ставят по $10 на случайные экипажи. Но один зритель является знатоком и ставит $30 на предполагаемого лидера.

Допустим, что нам неизвестно, кто из игроков - знаток, но известны суммарные ставки, поставленные на каждый экипаж. Скорее всего, предполагаемый лидер будет иметь максимальные ставки: у него будет не менее $30, а у остальных - в среднем по $10.

В результате, даже не зная личностей игроков, мы можем узнать мнение наиболее компетентных из них о фаворите забега. Крупные суммарные ставки в среднем указывают на победителя, даже если знатоков подавляющее меньшинство.

Ещё более интересные возможности открываются, если участники пари могут продавать ставки третьим лицам (как это можно делать с фьючерсными контрактами). Я не буду в это углубляться, но лишь скажу, что на таком рынке можно не только заранее выявить наивероятнейший исход (какой спортсмен победит, какой политик выиграет, каким будет курс биткоина), но и количественно оценить вероятность каждого исхода. Эта вероятность пропорциональна рыночной цене контракта по поводу выбранного исхода, причём она меняется со временем по мере появления у участников рынка новой информации.

1.3 Не спортом единым

Многочисленные исследования рубежа 20-21 веков показали, что всё это справедливо для РП не только на спортивные, но и на многие другие темы. В частности, на научные и политические.

Хотя организованные пари по поводу политических выборов заключались в США ещё в 19 веке, они долго не рассматривались всерьёз. В первой половине 20 века в числе апологетов универсальных РП (в том числе, политических) оказались знаменитые экономисты Людвиг Мизес и Фридрих Хайек. Первый же по-настоящему крупный практический эксперимент полит-РП прошёл лишь в 1988 году в Университете Айовы во время президентских выборов. Ещё несколько похожих экспериментов состоялось в 1990-х годах. Предметами споров на них были различные вопросы от кассовых сборов голливудских фильмов до возможности холодного термояда. Но самый настоящий взрыв интереса к РП появился с приходом интернета.

В 2001 году в Ирландии открылся сайт intrade.com, позволяющий в автоматизированном режиме делать ставки по широкому кругу вопросов. По сути, это была настоящая интернет-биржа с такой функцией. Проект оказался весьма успешным и коммерчески и научно: многие его прогнозы относительно региональных выборов в США оказались точнее, чем прогнозы экспертного сообщества. Впрочем, именно эти успехи, возможно, настроили против сайта американское руководство. В 2012 году оно запретило своим гражданам участвовать в его работе, что в 2013 году привело к его банкротству.

А в 2009 году Алменберг, Киттлиц и Пфайффер провели серию экспериментов, где показали поразительную способность независимых научных групп самоорганизовываться через РП. Если несколько независимых групп исследуют одну и ту же научную задачу, не зная результатов друг друга (что нередко в современном мире, где учёные разобщены), то РП между ними работает как единая “всезнающая” группа, получающая результаты на годы или десятилетия раньше.

Обо всём этом - в следующих частях этого цикла.

Часть 2. Рынки предсказаний и наука: на пути к радикальному ускорению исследований

Часть 3. Рынки предсказаний и политика: избиратель перестаёт быть близоруким, политтехнологи бессильны

Часть 4. Рынки предсказаний и блокчейн: перспективы и трудности всемирного внедрения новой парадигмы

Выборы в США и выкрутасы фондового рынка. "Про-рыночность" республиканцев оказалась мифом?

(этот текст я писал за деньги для одного издания, но мне показалось, что он может быть интересен и читателям моего ЖЖ)

Раз в 4 года, когда американцы выбирают президента, аналитики и инвесторы пытаются предугадать, как их исход повлияет на фондовый рынок. И если проанализировать историю, то между поведением рынка и выборами, действительно, есть связь. Но эта связь порой расходится с привычными представлениями, а то и вовсе нарушается, когда становится известной массам. Политики и рынок как будто нарочно ведут себя так, чтобы опровергнуть обнародованные закономерности. Так каким же прогнозам верить?

1. На краткосрочных горизонтах рынок поддерживает Клинтон

Как рынок признался, что болеет за Клинтон

Один из самых ярких фактов недавних недель состоит в том, что рынок неприкрыто следует за рейтингом Клинтон.

Летом Трамп казался интересным, но малопроходным фриковатым кандидатом, и американский рынок был на высоте, а индексы били исторические максимумы. Но что-то испортилось осенью. Достаточно посмотреть на график индекса S&P 500 за 5 месяцев.

sp5m копия.jpg

Индекс S&P 500 с июня. Большой провал в конце июня – психологическая реакция на Brexit, которая сразу же была отыграна. Общий спад с сентября – период активной предвыборной кампании. Особенно сильное падение индекса началось в последних числах октября, но было отыграно 7 ноября.

По мере того, как предвыборные события стали расшатывать рейтинг Клинтон (обморок, обвинения ФБР), рынок начал проседать. Особенно резкое падение началось в конце октября, когда ФБР объявило, что анализирует письма Клинтон с неавторизованного сервера. Но стоило ФБР 6 ноября сказать, что оно не намерено выдвигать против неё уголовных обвинений – и рынок за 1 день отыграл всё недельное падение (и почти половину общего осеннего падения!).

Таким образом, инвесторы боятся проигрыша Клинтон. Но почему? Ведь традиционно республиканцы считаются более дружественными к бизнесу. Возможно, здесь играет играет роль личная скандальность Трампа. Клинтон хотя и олицетворяет “левоватых” демократов, но гарантирует стабильность и продолжение текущего курса. А результаты этого курса для фондового рынка красноречиво видны на графике того же индекса за время правления Обамы.

sp9 копия.jpg

Индекс S&P с 2008 года. За период правления Обамы тренд явно позитивен.

В предвыборном 2008 году рынок совершил катастрофическое падение, но вскоре после избрания Обамы начал восстанавливать позиции. С 2013 года падение было полностью отыграно, и индекс начал ставить новые рекорды. Провалы 2015 и 2016 года выглядят пустяками на фоне 2008 года, да и оба они были быстро отыграны. Летом 2016 года S&P 500 установил очередной исторический рекорд, а сейчас откатился “всего лишь” к рекордам 2015 года.

Тот факт, что восстановление страны после 2008 года пришлось на время правления Обамы, может быть случайностью. В конце концов, любой новый президент поставил бы первоочередной целью выход из кризиса. Но против республиканцев сегодня работает ещё один, более общий фактор.

Самая страшная тайна республиканцев

Один из важнейших мифов относительно республиканской партии США состоит в том, что она более дружественна к бизнесу, чем демократическая. Американцы, мало знакомые с историей рынка, могут сказать, что сейчас Обаме повезло, но в принципе, демократы – это леваки, уничтожающие свободу рынка. Многие либеральные американские избиратели, которые ничего не имеют против гей-браков, абортов и марихуаны, всё равно голосуют за консервативных республиканцев, потому что те “хотя бы за свободу в экономике”. Но так ли это?

Конкретные политические решения, которые в разные времена принимали республиканцы, на первый взгляд, поддерживают экономический либерализм. Ярким примером тому является “рейганомика”. Но каковы количественные результаты политики республиканцев для фондового рынка?

Сегодня любой человек может зайти в интернет, посмотреть графики или таблицы фондовых индексов за долгое время и сопоставить их с периодами правления президентов. Если проанализировать динамику индекса Dow Jones (менее информативного, но более старого, чем S&P 500) с 1900 года, то оказывается, что он быстрее рос при демократических президентах. В среднем, когда они были у власти, Dow Jones рос на 9% в год, а при республиканцах – на 6%. Как считает Русс Кёстерих, главный инвестиционный стратег компании BlackRock, это различие невелико и находится в пределах статистической погрешности. Но некоторый осадочек после этих цифр у республиканского избирателя может остаться. Особенно – если посмотреть данные за недавние десятилетия. Здесь мы вновь обратимся к индексу S&P 500.

Период правления

Президент, партия

Среднегодовой рост индекса S&P 500

1981-1988

Рейган, республиканцы

+10

1989-1992

Буш, республиканцы

+12

1993-2000

Клинтон, демократы

+15

2001-2008

Буш, республиканцы

–5

2009-2016

Обама, демократы

+12


Среди американских обывателей всё ещё возможны разные точки зрения, но инвестор en masse теперь точно знает, что происходило на рынке во времена “неверного мужа и саксофониста” Клинтона, “борца с терроризмом и детской порнографией” Буша-младшего и “коммуниста и любителя конопли” Обамы. Не все эти персонажи оказались для рынка одинаково хороши.

Трамп – не Буш. Но всё-таки его боятся

Республиканцы, очевидно, сами понимают описанную проблему. Трамп – несомненная попытка партии обновить имидж. Трамп – кто угодно, но не Буш. Он не особенно размахивает консервативным знаменем и даже толерантен к тренду по декриминализации марихуаны. Он позиционирует себя как сторонника свободы слова и на практике показывает, что в современной политике многие вещи можно говорить прямо, даже грубовато. Показывает, что в вопросе политкорректности он либеральнее, чем традиционно “либеральные” демократы. При этом, он всё же защищает привычные “белые” ценности: против миграции, против позитивной дискриминации меньшинств, за свободу рынка. Он крупный магнат, и не на словах понимает, как важна поддержка бизнеса. Выражаясь по-марксистски, защита интересов бизнеса – его классовый интерес.

Тем не менее, недавние скачки рынка убедительно говорят: американский рынок боится Трампа. И это не только данные графиков. Это также слова, которые открыто говорят крупные игроки. Например, аналитики банка JPMorgan: “We believe that if Trump wins, markets are likely to fall further — one should not use the Brexit template where stocks bounced quickly”. Иными словами, “если Трамп победит, то рынки продолжат падать, и не стоит надеяться на мягкий сценарий типа Brexit, когда падение было быстро отыграно”.

Речь здесь, конечно, не идёт о настоящем затяжном кризисе. Речь идёт о психологической реакции инвесторов на победу кандидата, будущая экономическая политика которого неизвестна. Скорее всего, в случае победы Трампа рынки упадут на тот период, пока не выяснится вопрос “Who is mr. Trump”. Как минимум, до инаугурации. Что же потом – вопрос уже не психологии инвестора, а конкретных дел президента.

2. Чем сулят выборы на долгосрочных горизонтах

Мы обсудили, чего ожидать инвестору в краткосрочном периоде после выборов. Если победит Трамп, то, скорее всего, рынки упадут на недели-месяцы, а если победит Клинтон, то они вырастут. И в случае благоприятной мировой конъюнктуры быстро побьют рекорды этого года. Но что нас ждёт на более далёких горизонтах?

Личности и партийная принадлежность кандидатов

Если оценивать личные качества кандидатов, то от Клинтон вероятно продолжение политики Обамы (возможно, в более центристском ключе), а Трамп остаётся тёмной лошадкой. Если же говорить о партийной принадлежности президента, то статистика здесь формально на стороне демократов. Но применять её стоит с осторожностью. Демократы более-менее предсказуемы, но о республиканцах сказать того же нельзя. Слишком нетипична личность Трампа, и едва ли от него стоит ожидать типично республиканского правления. Личность Буша тоже специфична, и возможно, сыграла более важную роль в спаде 2000-х, чем его партийная принадлежность. Наконец, сама современная ситуация настолько нестандартна, что вряд ли её можно оценивать по старым статистическим данным. Программы современных политиков и политиков начала XX века имеют так мало общего, что сами понятия “демократ” и “республиканец” на этом фоне “статистически незначимы”.

Коалиционная или однопартийная власть

Хотя давняя история рынка мало что говорит о благоприятности той или иной партийной принадлежности президента, она куда больше говорит о влиянии партийного единства или расколотости власти. Здесь есть значимые закономерности. И они опровергают ещё один распространённый миф. Мы сказали выше, что американский обыватель считает республиканцев более рыночными, а на деле это спорно. Точно так же, обыватель считает, что рынки ведут себя благоприятнее, когда власть собрана из разных партий. Их представители сдерживают радикализм друг друга и “не мешают рынку свободно цвести”. Чтобы проверить это, газета InvestTech Research исследовала с 1928 года три группы периодов и получила прямо противоположный результат.

* Когда одна партия контролировала и Белый дом и Конгресс, индекс S&P 500 рос в среднем на 8.45% в год.
* Когда одна партия контролировала Белый Дом, а другая – Конгресс, он рос на 7.8%.
* Когда разные палаты Конгресса контролировали разные партии, индекс рос лишь на 2.75%.

Впрочем, недавние годы выпадают из этой закономерности. В двухлетние периоды после выборов 2010 и 2012 годов, когда конгресс был расколот, S&P 500 рос на 9.5% и 21% в год, соответственно.

Президентский цикл

История знает также закономерности, связанные с номером года после выборов президента. Войны, обвалы рынков и рецессии обычно начинаются в первые два года президентского срока, а рост рынка и общие периоды процветания чаще приходятся на вторые половины. С 1833 года индекс Dow Jones в среднем рос на 10.4% в год перед выборами и на 6% в сам год выборов. В первый же и второй годы нового президентства рост был лишь 2.5% и 4.2%, соответственно.

Впрочем, и здесь мы попали в эпоху исключений. В 2008 году, когда был избран Обама, Dow Jones упал на 34% (считая только изменения цен и исключая дивиденды). В 2009 году индекс вырос на 27%, а в 2010 – на 7.5%. В 2011 же году, напротив, он упал на 2%.

Так можно ли что-то предсказать?

О долгосрочных прогнозах можно сделать половинчатый вывод: с одной стороны, исторические данные показывают интересные закономерности, но, с другой стороны, применять их к современной эпохе стоит с большой осторожностью. Слишком много политических факторов поменялось и слишком необычна экономическая ситуация после кризиса 2008 года. Не только 2008, но и 2009-2013 годы выпадали из отмеченных закономерностей. Джим Стак, историк рынка и издатель газеты InvesTech Research, справедливо отметил: если совсем недавно у нас были такие катаклизмы, то стоит ли надеяться на стандартные циклы вблизи 2016 года?

3. А не лучше ли сразу предсказать исход выборов?

Оказывается, история даёт нам ещё одну интересную закономерность, которая соблюдается надёжнее, чем вышеописанные. Результаты выборов – не очень хороший способ предсказания поведения рынка. Но что на счёт обратного прогнозирования? Сюрприз, но оно работает гораздо лучше. Как показывает статистика, если рынок растёт три месяца перед президентскими выборами, то выигрывает правящая партия. Предвыборный спад же грозит сменой власти.

Если рассмотреть 22 случая президентских выборов с 1928 года, то перед 14 из них рынок (точнее, индекс S&P 500) рос. В 12 из этих 14 случаев побеждал представитель уже правящей партии. А в 7 из 8 случаев, когда рынок перед выборами падал, побеждал кандидат от оппозиции. В сумме, в 19 из 22 случаев (86.4%) это правило работало, а исключения были трижды: в 1956, 1968 и 1980 годах.

Что же сказать о текущей ситуации? Ещё 3 ноября казалось, что рынок хотя и болеет за Клинтон, но предсказывает её поражение. Сейчас это не совсем так: рынок отыграл почти половину двухмесячного падения. А если учесть, что в сам день выборов рынок обычно тоже растёт, то, возможно, падение будет отыграно полностью. А возможно – нет. С грустной улыбкой вновь приходится признать: мы живём в исключительную эпоху, когда политико-экономическая реальность словно пытается бороться с попытками себя предсказать. А хорошо ли это у неё получается – мы увидим в ближайшие дни!

Расцвет тоталитаризмов в эпоху урбанизации: фактор молодости населения

Свою старую короткую статью "Урбанизация и тоталитаризм: демократив против свободы" в этом ЖЖ я считаю примером краткой, но меткой работы, которая хотя и не вымучивалась мной годами (как академические философские статьи), но сохранила актуальность и даже неплохо подтверждается новыми событиями.

Действительно, острота политической борьбы вокруг интернета с тех пор усилилась, особенно в странах второго экономического эшелона типа России. Но, вместе с тем, всё ярче заявляет о себе и новое поколение интернета, которое не знало и не хочет знать иной жизни, кроме информационной анархии. По крайней мере, в вопросах творчества и развлечения. Вчерашние двачеры проникают во власть, в крупный бизнес, в финансовые структуры. Появилось целое новое явление криптовалют, появилось движение пиратских партий, появились акции анонимусов, ряд табуированных вопросов стали всерьз обсуждаться политиками.

Но сейчас я хочу поговорить не столько о современном конфликте вокруг интеренета, сколько о механизмах появления классических тоталитаризмов в 20 веке. В своей статье я увязывал это с шоковой урбанизацией в связке с появлением социальных лифтов для вчерашней черни. Но вот в этом посте http://users.livejournal.com/_devol_/1042044.html убедительно описан ещё один фактор, о котором я не подумал, но который отлично встраивается в общую картину.

Дело в том, что быстрая урбанизация в истории обычно сопровождалась общим демографическим взрывом и, как следствие, помолодением и поглупением населения. Вот цитата из поста

Знаете, какой средний возраст жителя Российской империи был в 1917 году? 17-19 лет. Я не шучу. В 1897 году половина населения страны была моложе 20 лет, а две трети населения - моложе 30 лет. К 1914-1917 годам ситуация изменилась еще более в сторону "омоложения", и Россия была страной подростков, где более 60 процентов людей были моложе 19 лет! Важно также, что это были в основном сельские подростки с зачаточным уровнем образования.

Я специально посмотрел данные по другим странам Европы. В работе Michel Hubert. Deutschland im Wandel: Geschichte der deutschen Bevölkerung seit 1815 говорится, что во Втором Рейхе в 1910 году доля подростков моложе 19 лет была около 43% (тоже немало, конечно), а во Франции в том же году - менее 34%


Молодость населения обычно увязывается демографами с повышенной агрессией. И если это агрессивное большинство ещё и получает политическое влияние - то логично ожидать и радикализации политического курса. Особенно, если эта молодёжь необразованна и вышла из социальных низов. Девол строит эту картину с целью показать негатив именно российской ситуации, но я бы посмотрел на указанные данные под другим углом.

Радикализация коснулась множества стран, не только России. Да, в России начала 20 века произошло зашкаливающее омоложение и отупение среднего населения - но это население в какой-то мере держалось "в узде" царским сапогом. В Европе процент молодых и необразованных людей был меньше, но зато простой народ там имел больше политического влияния. В результате, например, начало Первой мировой войны встречалось в большинстве стран-участников чуть ли не народными овациями.

После войны население всех этих стран несколько постарело, но в некоторых странах усилились дополнительные факторы радикализации. Если говорить об Англии и Франции, то они просто потеряли часть молодого населения и действительно умерили свой боевой пыл. Ни тоталитарных режимов, ни какого-то радикального милитаризма (что обычно идёт рука об руку) там не было. Но если говорить о Германии и России, то в них после войны произошла политическая демократизация (в Германии - в классическом смысле, а в России - в смысле государственных преференций низам). При этом, в России продолжился демографический бум и даже ускорилась урбанизация. Отдельно стоит отметить Японию, где тоже на рубеже веков произошла резкая демократизация государства, тоже были демографический взрыв и быстрая урбанизация, но при этом страна ещё и избежала участия в Первой мировой войне. Как результат - и в Германии, и в России, и в Японии в 1920-1930-х годов произошла резкая политическая радикализация и милитаризация, что привело ко Второй мировой войне.

После Второй мировой войны во множестве стран мира началась демилитаризация и общая либерализация: население постарело, поумнело, потеряло агрессивность, и при этом замедлилась урбанизация. Но так было не везде. Те же опасные процессы, которые встряхнули западных мир в начале века, теперь пошли в континентальной Азии и Африке. Если взять для пример маоистский Китай, то в нём, как и в Германии, Японии и России начала века, имели место не только урбанизация и социальные лифты для низов, но и крайняя молодость населения ввиду демографического взрыва. Самые страшные политические события "культурной революции", творились подростками-хунвейбинами. Не просто выходцами из необразованной бедноты, но даже по традиционным меркам незрелыми людьми. И ещё более ярко фактор юности радикалов проявился в Кампучии (где для появления тоталитарного режима даже не потребовалось большой урбанизации).

Возникает вопрос, корректно ли тогда вообще сравнивать классическую индустриальную урбанизацию с интернетизацией, если эти процессы сопровождаются противоположными демографическими ситуациями? Во времена индустриальной урбанизации население стран было очень молодым, а сейчас оно, наоборот, весьма пожилое. Пожалуй, всё-таки корректно. Ведь сейчас поменялись и вопросы, относительно которых происходит конфликт, и сам характер развития конфликта. Но об этом мне надо ещё подумать и написать подробнее.

Моя текущая позиция по Украине

Писать на украинскую тематику - дело неблагодарное. Мне грустно наблюдать, как множество людей, не имеющих личного отношения к конфликту, всерьёз ссорятся из-за политических взглядов. Взглядов, сформированных на основе информации из вторых и третьих рук. Информационная война между Киевом и Москвой делает поиск правды делом крайне трудным, и если некоторым кажется, что для её понимания достаточно быть лишь чуть-чуть проницательнее "быдла" - то это весьма самонадеянная и наивная позиция. Реальной правды не знает почти никто, а тот, кто знает - едва ли сможет однозначно определить правую и неправую сторону конфликта. И потому я до недавнего времени в украинских разговорах говорил, что не знаю правды, и не могу однозначно поддержать одну из сторон.

Но сейчас ситуация подошла к тому пределу, когда главные факты скрывать никакие пиарщики не в силах. И главный факт состоит в том, что в спорных территориях Украины ведётся настоящая война. Братоубийственная, жестокая, бессмысленная, уничтожающяя случайных людей и инфраструктуру, не нужная в своей массе народам ни Новороссии, ни Украины, ни Российской Федерации.

Если недавно было трудно понять, кто прав, то теперь это стало попросту неважно. Ни независимость, ни территориальная целостность, ни внешнеполитическая ориентация государств не стоят такой цены. То, что происходит сейчас - это чудовищно, и не может быть оправдано подобными идеалами. Эти идеалы имеют смысл для живых, а не для мёртвых. И потому сегодня правильно любое действие, которое сократит жертвы, и неправильно - которое продолжит их плодить. Подлинную моральную победу (возможно, не оценённую современниками, но оценённую историей) одержит та сторона, которая первой сложит оружие. Пусть даже политически потерпев поражение

Я не могу назвать себя полным пацифистом. Бывает, что ради спасения жизни многих имеет смысл уничтожить одного маньяка. Бывает, что бросить оружие - значит быть убитым самому. Но сегодня в Новороссии не так. Ни одна из сторон конфликта не собирается осуществлять геноцид другой в случае победы. Ни одна из сторон не собирается делать из ЛНР и ДНР вторую КНДР с полным закрытием границ. Это борьба за власть и контроль над территорией, а не война на уничтожение. Пока что.

Получит Новороссия независимость, или останется в составе Украины - это вряд ли станет большей катастрофой, чем её физическое уничтожение, которое сейчас ведётся по вине всех сторон.

Ещё не поздно представителям любой из сторон (включая РФ) прекратить огонь и сказать: простите, мы не думали зайти так далеко. И любая из сторон сегодня может  миновать возмездия, выйдя из игры и отступив на безопасную территорию. Так поступил Яценюк, так поступили 40 украинских солдат, перешедших российскую границу. Так, вероятно, каждый день поступают десятки безымянных борцов за независимость Новороссии, разочаровавшихся в затее (и ещё неясно, вернётся ли в Донецк Бородай).

Всякому, кто сейчас с российских диванов призывает мочить ту или иную из сторон, стоит задать себе вопрос: готов ли он лично рискнуть жизнью ради выполнения этих желаний? Готов ли отправить на войну сына или поменять свою квартиру на аналогичную в Донецке или Луганске? Готов ли увидеть горящие дома родственников и просто соседей? Я сам живу в Приморском крае, в котором сильны сепаратистские настроения. Но едва ли у нас найдётся хотя бы 1% населения, готовые ради этого повторить судьбу чеченцев в 1990-х. И я уверен, что большинство рядовых дончан мыслят так же. Даже если принять за правду самые одиозные представления об облике сторон - например, что каждая из них готова сбить пассажирский самолёт ради политических манипуляций, что Стрелков расстреливает людей за кражу футболок, а Порошенко хочет полностью запретить русский язык - это не стоит того, чтобы плодить новые тысячи жертв. И даже если Украину в случае победы сразу примут в Евросоюз, а Новороссия в случае победы сразу станет русскоязычным Монако - это тоже будет уже не важно для тех, кто погибнет на пути к "великим целям". Сколько бы выжившие потом ни говорили, что жертвы того стоили. Не стоили.

А в целом, рядовые украинцы с честью выдерживают экзамен на звание европейцев. Они не хотят убивать. Попытки всеобщей мобилизации потерпели неудачу как в основной части Украины, так и в мятежных республиках. И жители Донецка и Луганска всеми силами стараются жить мирной жизнью, насколько это получается. До совсем недавнего времени донецкие заводы продолжали выполнять совместные проекты с предприятиями других частей Украины, банки продолжали производить взаимные операции с Киевом, продолжалась торговля продовольствием между областями. Война нужна лишь фанатикам и политикам, но даже и у них сильно связаны руки в её обеспечении. Порошенко знает, что киевцы выходили на Майдан не для того, чтобы получить повестку на войну со своими согражданами. Стрелков знает, что если попытаться загнать население территорий под ружьё насильно, то эти ружья могут обернуться против него самого. Путин и вовсе связан по рукам и ногам почти полностью. Что бы ни говорили о сломе послевоенного мирового порядка, об угрозе третьей мировой войны и возврату к Мюнхену - это упрощение. Мир изменился. И у мира есть шанс.

Я искренне сочувствую своим украинским читателям и хочу, чтобы на вашей земле быстрее воцарились мир и процветание. Неважно, с каким руководством и внешней ориентацией.

Берлускони

7 лет за 17-летнюю корову, выглядящую на 20. 7 лет. Обычно я не матерюсь в журнале, но это пиздец. Самый настоящий пиздец. Очень хочется надеяться, что дело чисто политическое, и было лишь предлогом отомстить Берлускони за реальные коррупционные прегрешения (каковые у него бывали). Но если теперь действительно в Италии штатно за "преступление" без жертв, причём по отношению к социально совершенно взрослому человеку дают почти как за убийство - это полный, полный пиздец. Каким бы одиозным премьер не был по другим вопросам

Впрочем, возможно, это урок всему мировому сообществу: времена Людовиков прошли. Хочешь быть свободным - борись за свободу для всех, а не лицемерь про традиционные ценности в промежутках между оргиями. Или... держись за власть до последнего, не отдавай её ни за что

PS: достаточно беглого взгляда на фотки разных любовниц сабжа, чтобы понять: если человека с ТАКИМИ предпочтениями можно назвать извращенцем, то любой натурал теперь в одной лодке с извращенцами