Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

импотент

Вдонгонку к предыдущему посту. Я не хотел говорить о политике, но первый же коммент меня спровоцировал. И мне захотелось сказать, почему ядерной войны не будет. И сказать грубо.

С идеологической точки зрения, современная РФ – полный импотент, который ничего не может предложить миру и ничем не может составить конкуренцию ни Западу, ни кому бы то ни было. В этом смысле, РФ – государство, по сути, противоположное СССР. США боялись СССР, видя его идеологическую силу – злую ли, добрую. СССР предлагал историческую альтернативу. Современная РФ – это идейный ноль, пердёж старых пердунов про нравственные ценности. И то что среди этих пердунов есть ностальгисты по СССР – ничего не меняет. “Антисоветская” РФ эпохи раннего Ельцина или раннего Путина была по своему новаторскому потенциалу ближе к СССР, чем нынешняя “ностальгирующая”. То что ей достались в наследство Тополя и Ту-160 – историческое недоразумение. По справедливости, они должны принадлежать такой стране, которая делает действительно великие цивилизационные дела, творит прогресс, проникает туда, куда другие побоялись. Присоединение Крыма, сколь бы ни было важно для исторической памяти, к таким делам не относится

Иногда мне кажется, что я, при всём своём скептицизме относительно государства как явления, на деле мечтаю о величии России куда больше, чем Путин или авторы вот таких вот инициатив https://news.mail.ru/society/21234322/?frommail=1 .
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Средневосточная социалистическая конфедерация: как это было

Когда-то давно я в этом журнале выдвигал идею, что автору следует по требованию аудитории создавать к произведению приложения, заполняющее в нём белые пятна, делать для читателей "экскурсию в сюжет". К сожалению, на практике у меня ни разу не дотянулись руки по-нормальному это сделать, но вот появился подходящий повод. А именно - обсуждение Средневосточной Социалистической Конфедерации из "2032" в комментариях к картам. Я решил пофантазировать и выдвинуть свою точку зрения.
svsk
Я думаю, всё было примерно так.

В конце XX века шиитские режимы Ближнего и Среднего востока - Иран и Сирия - были настроены в среднем более просоветски, чем суннитские, хотя и с оговорками. Например, Иран хотя и пользовался большей симпатией СССР в войне с Ираком, но сам считал СССР хотя и вторым после США, но, скорее, врагом. Более просоветской была Сирия, но и она не торопилась строить у себя социализм советского образца. Тем не менее, во второй половине 1980-х годов правительство генерального секретаря ЦК КПСС Г. В. Романова решается на рискованный шаг: откровенно разыграть религиозную карту, встав на сторону шиитов региона и обеспечив Ирану масштабную военно-техническую помощь в войне с Ираком в обмен на лояльность. В результате, несмотря на свой религиозный экстремизм, иранское руководство вынуждено признать СССР важнейшим союзником. В конце 1980-х между измотанными войной странами подписывается мирный договор, фактически, признающий победу Ирана и передающий ему ряд приграничных территорий Ирака. Косвенным результатом поражения Ирака также становится усиление соседней Сирии (где правит шиитское меньшинство) как ещё одного претендента на роль регионального лидера. Военно-экономическая машина Ирака ввергнута в кризис и Саддам Хуссейн в течение правления более не предпринимает новых военных авантюр (не решается напасть на Кувейт).

В то же время, ситуация для СССР в другом регионе - в Афганистане - продолжает складываться неблагоприятно. Романов не решается на полный вывод войск, однако контролировать всю территорию Афганистана оказывается невозможно. "Ограниченный" контингент советских войск концентрируется на поддержании контроля за северными территориями с большой долей этнических узбеков и таджиков (города Мазари-Шариф, Герат, Баграм) и отдельно Кабула как города-символа. К 1990-м годам советские войска полностью покидают южные территории Афганистана, и страна фактически разделяется на три части: социалистический Север с реальным центром в Мазари-Шарифе, суннитско-пуштунский Юг с центром в Кандагаре и нестабильный, хотя и формально социалистический, Кабул. Формально каждая из сторон продолжает считать страну единой, но её единство всё более напоминает "единство" Кореи.

В 2000-х годах Ближний и Средний Восток остаются нестабильным регионом, раздробленным на полосы влияния: проамериканские Пакистан и Южный Афганистан - просоветские Северный Афганистан и Иран - проамериканские Ирак и большинство аравийских стран - просоветская Сирия - проамериканский Израиль - просоветский Йемен. В 2010-х годах правительство нового генерального секретаря ЦК КПСС Н. И. Плотникова решает разрубить этот "гордиев узел" Востока, сделав Ирану новое передложение, "от которого трудно отказаться". Оно обещает организовать в Ираке шиитский переворот и, фактически, присоединить его к Ирану в обмен на провозглашение Ирана социалистическим государством (хотя и декларирующим уважение к традиционной шиитской религии), удаление из власти всех антисоветски настроенных политиков и обеспечение полной лояльности СССР. Иранское руководство (к этому времени относительно умеренное) даёт согласие, и спецслужбы СССР, Ирана и Сирии свергают Хуссейна и всех представителей "суннитского треугольника". Шиитское большинство и курды Ирака поддерживают переворот. Советско-иранская пропаганда вспоминает антикоммунистические репрессии суннитского режима и проводит мысль, что избавление от диктатуры есть заслуга коммунистов-шиитов и коммунистов-курдов. Чтобы избежать обвинений в аннексии, Иран не включает Ирак напрямую в состав своей территории, а объявляет с ним Средневосточную Социалистическую Конфедерацию. Для дополнительного политического ослабления Ирака, его северные районы отделяются в "независимый" Курдистан, который как отдельный член также вступает в СВСК. Новый союз получает широкую экономическую помощь от СССР, демонстрируя соседним странам (в том числе, просоветской, но достаточно независимой, Сирии) преимущество социалистического пути.

На волне этого успеха, которому Запад, по сути, не смог ничего противопоставить, Москва идёт на новый смелый шаг, объявляя подконтрольную часть Афганистана своей новой республикой. Для международной благовидности данного шага предпринимаются две меры.

1. Плотников договаривается об одновременном вступлении в СССР Монголии как ещё одной республики. Будучи полным сателлитом СССР с вековым стажем, МНР давно не имеет возражений против включения в союз, и её независимость - лишь символ множественности социалистических государств. Теперь этот смысл себя исчерпал, тогда как включение в СССР одновременно с Афганистаном политически полезно. Если включение двух республик происходит одновременно, то оно воспринимается мировым сообществом не столько как подведение итогов советской экспансии, сколько как результат пересмотра отношений внутри уже сложившегося соцлагеря.

2. Советское руководство решает пожертвовать Кабулом и, фактически, отдать его Южному Афганистану. Благодаря этому западные оппоненты Советов могут воспринимать Южный Афганистан как "главный" Афганистан, от которого отошли, в основном, этнически чуждые области (хотя и занимающие почти половину его территории).

Расширение территории СССР становится реальностью, и если учесть зависимые территории, то он осуществляет то, чего боялась в XIX веке Британская империя: получает выход к Индийскому океану. Позиции Запада в регионе дополнительно ослабляются проблемным статусом Южного Афганистана. С севера и запада с ним граничат вражеские социалистические государства, с юга - бедные и сильно исламизированные регионы Пакистана. Ему достаётся статус чисто буферного государства. В Южном Афганистане нет стабильной власти, происходит борьба между более и менее экстремистскими исламистами, а многие горожане (особенно, в Кабуле, которому возвращён статус столицы), ностальгируют по короткому советскому периоду, с завистью смотря на успехи новых соседей.

В 2019 году СССР решает так или иначе взять то, что "плохо лежит". Недавно созданная АСГУ получает своё первое "боевое крещение". Она помогает разработать сложную комбинацию по организации государственного переворота в Южном Афганистане и включении его в состав СВСК так, чтобы это не выглядело военной агрессией последней (хотя армия принимает в этом значительное участие), и чтобы сунниты проявили лояльность Тегерану. Второе оказывается особенно сложным и получается лишь частично: значительная часть пуштунов покидает страну, уходя на территорию Пакистана. Включение Южного Афганистана в СВСК формально удаётся, но оказывается самым спорным советским шагом недавних десятилетий. Южный Афганистан становится самым слабым и чуждым звеном Конфедерации, которое держится в ней исключительно благодаря экономической слабости и зависимости. Включение Южного Афганистана нарушает религиозное единство Конфедерации и подрывает надежды Тегеранского руководства на её лёгкую унитаризацию. Становится ясным, что члены Конфедерации всё-таки остаются отдельными государствами. Впрочем, этот неоднозначный факт имеет свою пользу для развития соцлагеря: в состав СВСК добровольно вступает Сирия, поначалу опасавшаяся утраты суверенитета.

В целом, несмотря на некоторые сложности и полицентричность, внешне СВСК демонстрирует единство, и даже географически продолжает называться Средневосточной (хотя и это символически выделяет Иран и Южный Афганистан и принижает значение ближневосточной Сирии). В таком виде она и существует 13 лет до 2032 года

Сталин и Путин

Обычно считается, что Сталина современники любили за индустриализацию и за победу. Однако в 30-х победы ещё не было, а индустриализация сама по себе для простого народа есть что-то непонятное. Более важным является экономический рост, вызванный индустриализацией и приведший к появлению в стране невиданных ранее вещей - метро, троллейбусов, самолётов и даже телевидения (пока что как эксперимента). Но и этот фактор, при всей своей мощи, отходит на второй план перед Социальным экспериментом, который Сталиным хотя и был извращён, но в принципе не отменён. Попытка построения первого в истории социалистического государства, централизованной экономики. Конечно, особо умные могли провести аналогии с кайзеровским государственным капитализмом ПМВ, но их было подавляющее меньшинство. Сталин воспринимался массами как великий Новатор, и ради этого ему прощали почти всё.

Допускаю, что психологические корни симпатии людей к "диктаторам с проектами" (цитата историка А. Шубина), особенно на расстоянии, не сводятся к новаторству самому по себе. Отношение к новаторству всегда противоречивое, опасливое. Но у "диктатора с проектом" всегда есть одно огромное преимущество: о нём никто не скажет, что он зря занимает своё место. Ибо каждый деревенский фантазёр, представляя себя царём, мечтает именно о великих проектах: раздал бы всем счастья, или хотя бы бесплатную землю, повернул бы реки и т. д. Правитель же без проекта, даже очень успешный и добрый, воспринимается как человек который дорвался до власти, но в дело её не употребил

Путина иногда сравнивают со Сталиным, и сравнение верно, если говорить об общем уровне экономики и насыщении страны достижениями научно-технического прогресса. Пусть импортными, пусть на нефти - победителей не судят. Ещё 15 лет назад мы жили, по современным меркам, в нищете. Достаточно пересмотреть сериалы тех лет и отметить, что там считалось признаками статуса. Не только сотики, но и, например, возможность просто сходить в нормальный ресторан. Но у Путина нет Проекта. И потому велика вероятность, что в истории он останется не рядом со Сталиным, а рядом с Брежневым. При котором тоже СССР достиг экономического пика, но это всё равно это воспринималось как застой и консерватизация

Меж тем, проект мог бы быть.

Большая и очень интересная ецензия

http://www.diary.ru/~artread/p134215898.htm

"Среди  молодого поколения, которое СССР не застало, но зато видело беспредел 1990-х и унылую «стабильность» 2000-х, активно культивируется «советский миф» — представление о Советском Союзе как о некоем навсегда закончившемся «золотом веке», трагически потерянных райских кущах. «Легенда о несбывшемся грядущем», рисующая альтернативную историю с 1985 года, на первый взгляд, вполне в русле этой ностальгии по «советскому проекту». Но на самом деле все гораздо тоньше и интереснее, это отнюдь не очередная клюква в стиле современной реваншистской российской фантастики — про корабли с двуглавыми орлами серпами и молотами на корпусах, бороздящие просторы Галактики, или про крутого генерала, который с помощью русской смекалки подрывает коварные планы «империалистического Запада» и разрушает США в отместку за распад СССР. Техно-опера «2032», как уже говорилось, живописует нам картину будущего в жанре альтернативной истории, в которой после смерти Константина Черненко в 1985 году на мартовском пленуме ЦК КПСС генеральным секретарем был избран не Михаил Горбачев, как в действительности, а Григорий Романов — тогда первый секретарь ленинградского обкома партии. История, соответственно, сложилась иначе, а проблемы перестройки решались в другом ключе. Отмечу, что в этом нет ничего фантастического — Григорий Романов был вполне реальным оппонентом Горбачева, ставленником другого клана бюрократической советской элиты. Но вернемся к сюжету. Преодоление экономических трудностей в вымышленном СССР осуществилось по-другому, и к 2032 году, когда, собственно, и разворачиваются события оперы, сформировалось новое общество, хотя и имеющее набор «родовых» позднесоветских травм, но вполне благополучное. Достичь такого результата удалось весьма интересным образом"

"Характерно, что автор вовсе не олдскульный коммунист, оставшийся с советских времен, а скорее наоборот: сейчас ему тридцать с небольшим, а когда опера создавалась, было около двадцати пяти. Почитав его интернет-переписку с весьма интеллектуальными слушателями, способными к саморефлексии, я пришел к выводу, что здесь не обошлось без творческого «выстрела вслепую», который метко задел ту категорию советских людей, которые выросли на Ефремове и Стругацких (сам автор принадлежит к уже совсем другому поколению)"