Category: it

Рынки предсказаний. Может ли азартная игра сделать политиков честными и в разы ускорить прогресс? Ч4

Сегодня разнообразие криптовалют и других блокчейн-проектов мало кого удивляет. Если первые альткоины лишь скромно “допиливали биткоин” (BTC), то более поздние монеты уходили от “корней” всё дальше. В недавние годы быстро развиваются блокчейн-проекты рынков предсказаний (РП) - площадок для заключения пари между гражданами по различным вопросам. Например, один участник ставит $100 на то, что выборы выиграет Трамп, а другой - что Клинтон. После выборов все деньги автоматически перечисляются победителю.

Самый известный РП - это Augur (REP), выполненный как “надстройка” над сетью Эфира (ETH, для заключения пари используются его смарт-контракты). Новый аналогичный проект, но уже с собственной сетью смарт-контрактов - это Amoveo (VEO). В нём активно задействованы российские разработчики, с которыми я знаком лично, и не скрою, что проект внушает мне оптимизм. VEO - возможно, один из самых привлекательных новых токенов для долгосрочных инвестиций.

Казалось бы, пари - не самое серьёзное применение блокчейна. Но ряд экспериментальных и теоретических исследований показали, что РП способны произвести революционные изменения в ряде отраслей, среди которых - политика и фундаментальная наука. А именно - перечеркнуть всю современную политическую парадигму, основанную на лжи, и в разы ускорить научный прогресс.


Часть 1 читаем тут, часть 2 - тут, часть 3 - тут

Часть 4. Рынки предсказаний и блокчейн: принципы работы и перспективы

В 2009 году в мире появилась первая криптовалюта - биткоин (BTC). А вместе с ней - технология блокчейна (БЧ), позволяющая распределённо хранить данные обо всех транзакциях пользователей почти без возможности эти записи удалить. И не только данные о передаче денег но и, например, о соглашениях пользователей. Такая функция была реализована в 2014 году в новой криптовалюте эфир (ETH) и названа смарт-контрактами. Контрактами, честное выполнение которых не требует традиционных юридических процедур. Смарт-контракты могут заключаться по любому поводу, в том числе - по поводу ставок пользователей на те или иные события.

В том же 2014 стартовал первый проект рынка предсказаний (РП) на базе БЧ - Augur (REP). Его консультантами выступили сооснователь intrade.com Рон Бернштейн и основатель ETH Виталик Бутерин. Основными исполнителями стали Джек Питерсон, Джо Крюг и Зак Хесс. В 2015 году состоялось ICO проекта (одно из первых ICO в истории), в котором набралось более $5 млн. Позже появилось ещё несколько БЧ-РП, в частности, Bitcoin-Hivemind (VOT), Gnosis (GNO), Amoveo (VEO).

Важное преимущество БЧ-РП в сравнении с сайтами типа intrade.com состоит в децентрализации системы. Отсутствие единого сервера и руководства приводит, в частности, к следующим изменениям.

  • РП на блокчейне невозможно уничтожить простым запретом.

  • РП на блокчейне радикально лучше защищён от искажения результатов, они прозрачны. В нём нет центрального руководства, которое можно подкупить.

  • РП на блокчейне могут обеспечить высокую степень анонимности участников, позволяя им высказывать самые непопулярные и неодобряемые мнения.

Децентрализация позволяет подавить откровенно недобросовестное использование РП, но в остальном сулит политикам ещё больше сложностей, чем БЧ традиционного интернета. И если в 2015-2017 годах БЧ-РП оставались на зачаточном уровне, то в 2018 году они всерьёз привлекли внимание общественности и, вероятно, государств. Однако о политике мы много говорили в прошлый раз, а сейчас поговорим собственно о работе БЧ-РП.

4.1 Основные принципы работы рынков предсказаний на блокчейне.

Технически можно выделить два основных типа рынков предсказаний на блокчейне (БЧ-РП).

  • Первый тип - это РП, выполненные как надстройки над другими известными БЧ-сетями и использующие их валюты в большинстве расчётов. Например, Augur использует сеть Эфира (ETH), а Bitcoin Hivemind - сеть Биткоина (BTC). У них есть и внутренние валюты - REP и VOT, но используются они для узких целей, о которых мы расскажем ниже.

  • Второй тип - это автономные РП с собственной блокчейн-сетью и собственной валютой для всех расчётов. Например, Amoveo с внутренней валютой VEO.

Игра на любом РП начинается с публикации вопроса, по которому участники будут делать ставки. Инициаторы пари могут, теоретически, задавать любые вопросы. Например, "Превысит ли к концу года цена биткоина $20 000?" или "Изберётся ли Трамп на второй срок?". Чтобы стать инициатором пари, надо заплатить некоторую сумму в валюте материнской (ETH, BTC) или собственной (VEO) сети. Иногда инициатор также должен иметь полную ноду сети, но может пользоваться и внешними сайтами типа amoveobook.com.

Затем все пользователи могут делать ставки, верно ли предсказание инициатора пари. В сети создаются смарт-контракты об этом.

После этого польователи могут в любое время до окончания пари (до конца года или до оглашения итогов выборов президента) покупать чужие ставки. Конкретные механизмы торговли отличаются в разных РП, но мы приведём лишь самый общий пример с тремя участниками.

Допустим, что один из игроков поставил $300 на то, что цена биткоина к концу года превысит $20 000. Второй игрок поставил те же $300, что цена будет ниже. По прошествие времени, в начале декабря биткоин стоит $11000, и скорее всего, все деньги достанутся второму игроку. Но в дело вмешивается третий игрок: он покупает у первого ставку, предлагая за неё $100. В результате, вместо весьма вероятного проигрыша $300 первый игрок гарантированно проигрывает $200. Третий игрок гарантированно теряет $100, но если BTC таки достигнет нужной планки (в декабре часто бывает резкий рост), он получит все $600, лежащие на кону. Таким образом, в случае проигрыша он теряет лишь $100, зато в случае выигрыша получает $600 - $100 = $500. Но вероятность выигрыша существенно ниже.

В указанном примере цена сделки $100 отражает оценку игроками вероятности, что цена Биткоина превысит $20000. В данном случае это $100/$600=1/6. Вероятность проигрыша и выигрыша третьего игрока соотносится как 1:5 - обратно пропорционально суммам выигрыша и проигрыша. А в самом начале пари, когда первый и второй игрок сделали равные ставки, это можно интерпретировать как оценку вероятностей 50/50.

Реально в рынке может участвовать не 3, а множество человек, и в каждый момент цена чьей-то ставки отражает рыночную оценку вероятности её выигрыша.

Когда наступает время закрытия контрактов (для BTC - конец года, для Трампа - день после выборов) в сеть должна поступить информация о курсе BTC и итоге выборов. Для этого используются так называемые оракулы, которые сообщают, сбылось ли предсказание. После этого ставки проигравших автоматически перечисляются выигравшей стороне.

Следует отметить, что создание оракулов - нетривиальная техническая задача, которую стоит обсудить подробнее.

4.2 Проблема оракулов и примеры её решения в разных блокчейнах

Есть два основных подхода к организации оракулов: оракулы автоматические и оракулы социальные. Первые используют чисто машинные ресурсы, вторые - полагаются на мнение участников сети.

Простейший пример автоматического оракула - прибор, производящий измерения и поставляющий результаты в сеть. Например, термометр, подключенный к сети. Но такой оракул крайне неуниверсален. Для конкретной задачи требуется свой тип приборов.

Более универсальными оракулами могут быть интеллектуальные системы поиска данных в интернете. Например, роботы, посещающие финансовые сайты и извлекающие информацию о курсах валют, капитализациях компаний и т. д. Интернет содержит огромные объёмы информации о мире, но её извлечение - не такая простая задача, как может показаться. Если надо найти что-то очень популярное типа цены на нефть, то это не составит проблемы. Но если, например, надо найти информацию об оборотах или дивидендах некрупной фирмы из Восточной Европы или Азии, то даже на нескольких топовых финансовых сайтах нередки ошибки. Многие другие виды информации еще проблематичней для проверки на достоверность - например, если надо распознавать изображения.

Итак, основная современная проблема автоматических оракулов - их неуниверсальность. Они прекрасно могут справляться с отдельными задачами типа выяснения курса нефти или результатов футбольного матча, но не более того. Есть много задач, где даже самый продвинутый искусственный интеллект слабее человека. А значит, человека неразумно исключать из поиска информации.

Второй подход к созданию оракулов жертвует их автоматизацией в пользу универсальности, допуская к работе людей. Универсальность особенно важна на рынках предсказаний (РП), где предметом пари, теоретически, может быть любой вопрос.

Очевидно, что заменить оракула лишь одним человеком (назовём его репортером) на все случаи нельзя. Если смарт-контракты заключаются часто, то он не справится с объёмом работ, а в некоторых вопросах ему может не хватить компетентности. К тому же, если на кону большая сумма денег, репортера можно подкупить, чтобы он солгал. А любой выявленный коррупционный случай дискредитирует сеть.

Более перспективна идея оракула, в работе которого участвует много репортеров. Они могут обладать различной компетенцией в разных вопросах и давать ответы лишь там, где этой компетенции достаточно. Впрочем, это всё ещё не гарантирует добросовестности ответов и требует дополнительных мер защиты.

Решение Augur и Bitcoin Hivemind: репортеры с финансово-конвертируемой репутацией

В РП Augur и Bitcoin Hivemind добросовестным репортерам начисляются репутационные токены - соответственно, REP и VOT (Votecoin). Они свободно обращаются на биржах, и при желании репортер может честно конвертировать свою репутацию в финансы.

При закрытии любого контракта может участвовать сразу много репортеров, между которыми проводится голосование (определяющее, кто из игроков РП победил). Веса голосов репортеров не равны, а зависят от репутации. За правильный ответ репортеры получают дополнительные токены, за неправильный - теряют. При таких правилах в голосовании с высокой вероятностью побеждает верный ответ, лгать почти всегда невыгодно.

В системе с репутационными токенами подкупа маловероятен, но чисто экономически иногда возможен. Если ставки игроков высоки, а курс REP/VOT низок, то значительная часть их держателей может быть готова солгать ради более крупной награды.

Решение Amoveo: репортеры делают ставки, что их ответ верен

Работа блокчейна Amoveo и его оракулов напоминает работу Augur: репортеры награждаются за правильный ответ и несут убытки за неправильный. Но есть и важные отличия.

Во-первых, Amoveo имеет полноценную блокчейн-сеть с единственной валютой VEO, тогда как Augur и Hivemind - надстройки над сетями Эфира и Биткоина. В разных ситуациях они использует либо токены REP и VOT, либо валюты ETH и BTC

Во-вторых, при закрытии смарт-контракта репортеры Amoveo не голосуют за выбранное решение, а делают ставки в его пользу в валюте VEO. Эти ставки могут быть любыми в зависимости от того, насколько репортер уверен в правоте. Правильным объявляется ответ, набравший не максимум голосов, а максимальные суммарные ставки. Все собранные ставки распределяются в пользу его сторонников.

В сравнении с Augur и Hivemind это даёт следующие преимущества.

  • Награда или проигрыш репортера не зависят от курса токена. Репортеры свободны в выборе суммы, которой хотят рискнуть.

  • Свобода выбора суммы делает репортеров ответственнее. Если в Augur обладатель высокой репутации считается одинаково доверенным во всех вопросах, то участник Amoveo может варьировать ставки в зависимости от того, насколько компетентным себя считает в конкретном вопросе.

  • Благодаря этому, выигрыши репортеров могут сильно зависеть от сложности вопроса. Если вопрос элементарен, то с высокой вероятностью все ответят единогласно и вернут ставки. Но если вопрос сложен, то компетентный репортер может сделать высокую ставку и выиграть значительную часть ставок оппонентов.

Когда приходит время закрытия контракта, оракул системы Amoveo рассылает участникам вопрос, нужный для определения победителя. Например, “стоит ли сегодня биткоин дороже $20 000”. Добровольцы-репортеры выбирают вариант ответа: TRUE, FALSE или BAD_QUESTION. Свои ответы они подкрепляют денежными ставками.

Если BTC явно дороже $20 000, большинство репортеров выберут TRUE, если явно дешевле - FALSE. Но ситуация может быть и неоднозначной: например, в последний день года цена BTC колеблется около $20 000, а после закрытия бирж на одних оказывается немного выше, а на других - немного ниже этой суммы. Если в условиях пари не уточнялось, с какой биржи брать данные, то значительная часть репортеров могут ответить BAD_QUESTION, так как строго определить победителя при такой постановке вопроса нельзя.

4.3 Заключение

Как мы уже говорили, рынки предсказаний на блокчейне представляют особую угрозу современной политической системе. В силу децентрализации их нельзя закрыть как отдельную фирму. Какими же будут дальнейшие отношения государств и РП? Удастся ли США удержать граждан от их использования? Будут ли другие развитые страны следовать в фарватере США?

В пользу РП сегодня работают два фактора. Во-первых, это их поддержка интеллектуалами из различных областей. Ценность РП признают экономисты, политологи, философы, представители естественных наук, инженеры. Грубый запрет всего направления вызовет бурную дискуссию, в которой представители государства едва ли морально победят. Во-вторых, это техническая сложность запрета. Без реально жёстких репрессий американские граждане будут обходить его без особых опасений, а если репрессии всё же начнутся - это дискредитирует США и даст другим странам шанс набрать очки более либеральной политикой.

Основной фактор против РП - наличие в современном мире секретных данных, которые государство готово защищать любой ценой. И иногда секретность действительно необходима для безопасности граждан. Поэтому весьма вероятно, что в общественной дискуссии государство и сторонники РП выработают некоторый компромиссный набор правил. В том числе - список недопустимых вопросов, которые могут спровоцировать кого-то на недобросовестные поступки. Возможно, неплохим примером здесь может служить история новозеландского РП predictIt.org, который в 2013 году договорился с CTFC о ряде ограничений и не был закрыт, в отличие от основных других площадок. Подобные компромиссы позволили бы государству вместо общей борьбы с азартными играми сосредоточиться лишь на отслеживании конкретных случаев “опасного применения” РП, а также на их профилактике (например, через повышение зарплаты носителям конфиденциальных данных).
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Почему тест Тьюринга является сомнительным тестом на сознание

Многие люди (как материалисты, так и идеалисты) верят, что тест Тьюринга (беседа с невидимым собеседником с целью выявить его человеческую или нечеловеческую природу) способен выявить, есть ли у системы субъективные ощущения (сознание). Мол, если оно ведёт себя как человек, то и внутренне, конечно же, является таким.

Точка зрения, что критерием сознательности является способность системы выполнять определённую функцию (вести себя определённым образом, говорить определённые вещи) называется в философии функционализмом. Среди функционалистов нет единой точки зрения на то, какая именно функция является тем самым "волшебным граалем" (Декарт считал таковой членораздельную речь, некоторые современные исследователи считают таковой способность самообучаться), но как правило они сходятся на том, что человек эту функцию уж точно выполняет.

Разные люди обосновывают свой функционализм по разному. Для некоторых это просто иррациональная обыденная интуиция, ведь мы привыкли считать сознательным того, кто похож на нас (достаточно вспомнить фильм "Короткое замыкание"). Другие же люди стараются разобраться в проблеме глубже, и предлагают рациональные аргументы. Если это материалисты, то идеи их, как правило, базируются на следующей логике (по ошибке чуть не написал олологике)

Опытный факт: существуют феноменальные суждения (человек способен говорить о собственной сознательности).
Постулат: наличие сознания влияет на поведение организма (в частности, на речь и его реакции в тесте Тьюринга)
Вывод: любой сознательный организм отличается от бессознательного по поведению (в частности, по реакциям в тесте Тьюринга)

Если не вдаваться в сложную философию, с переходом от опытного факта к постулату вполне можно согласиться. Строго говоря, есть экзотические варианты мироустройства, в которых он неверен, но они плохо дружат с бритвой Оккама. Однако вывод из постулата не выдерживает никакой критики. Корректный вывод должен был бы звучать так:

Вывод (исправленный): сознательный организм при прочих равных условиях отличается от бессознательного по поведению

Однако суть теста Тьюринга заключается в том, чтобы отказаться от анализа "прочих" условий (например, структуры самого мозга, памяти в ней), сконцентрировавшись исключительно на анализе поведения. И это действительно нормально, если наша задача - анализировать интеллект, который по определению является объективным функциональным свойством системы. Попытка же обобщить анализ на анализ сознания (которое по определению является субъективным ) логически порочна

Любопытно, что совершенно аналогичной логикой зачастую пользуются и интеракционисты (приверженцы идеалистической и дуалистической онтологии, считающие, что душа активно воздействует на тело):

Постулат: душа влияет на поведение организма
Вывод 1: любой сознательный организм отличается от бессознательного по поведению
Вывод 2: детерминированный компьютер никогда строго не пройдёт тест Тьюринга

Именно такова была логика у ранних критиков теста Тьюринга: "компьютер не способен делать ничего подлинно нового", "компьютер не способен отличать правду от лжи" и т. п. Позиция таких людей - это обратная сторона медали материалистических функционалистов. Сам Тьюринг довольно быстро прогнал и тех и других, ясным образом написав: меня не интересует критика теста с позиций сознания, так как мой тест исследует лишь интеллект. Но они не угомонились.

Так простая логическая ошибка объединила под знамёнами функционализма неглубоких материалистов и неглубоких идеалистов. Впрочем, Декарту простительно, ибо логика у него была иной (человеческая способность к членораздельной речи ему казалось невероятной, и именно из этого он делал вывод об интеракционизме).

Искусственное программирование потребностей человека: путь к деградации или новый толчок развития?


ЧАСТЬ 1

(Вопросы философии, в печати)

Виктор Аргонов

Аннотация

Развитие биологических наук в двадцатом веке отчётливо показало, что положительные и отрицательные ощущения и эмоции живых организмов могут контролироваться путём воздействия на материальную структуру нервной системы. Сегодня кажется вполне вероятным, что в обозримом будущем человек научится искусственно, на уровне физиологии, ставить приятные и неприятные ощущения и эмоции в соответствие любым раздражителям и жизненным ситуациям, получив таким образом возможность искусственного программирования своих потребностей. В работе анализируются перспективы создания и использования таких технологий, их возможные ограничения и социальные последствия. Показано, что фактор стремления к индивидуальному выживанию, по-видимому, позволит людям избежать наиболее антиутопических последствий и сохранить стимул к развитию при различных общественных моделях — от полностью либеральной (даже разрешающей простую искусственную стимуляцию центров удовольствия), до тоталитарной, основанной на принудительном программировании потребностей.


Введение

Известен тезис, что в ходе естественного эволюционного развития живые организмы всегда изменялись, «подстраиваясь» под среду, а человек стал первым, кто научился с гораздо большей скоростью перестраивать среду под себя. Вопросы физиологического и психологического самосовершенствования издревле волновали человека, но, добившись впечатляющих результатов в освоении окружающей природы, он сам для себя так и остался непокорённым «бастионом». Лишь в наше время стало ясно, что радикальная перестройка человеческого организма с использованием технических средств — вопрос обозримого будущего. Последние успехи в области искусственного интеллекта, микроэлектроники, нейрофизиологии, биотехнологии (клонирование млекопитающих, расшифровка генома человека, успешные опыты по снятию ограничения на число делений человеческих клеток и т. д.) убедительно свидетельствуют, что человек может научиться целесообразно трансформировать не только среду обитания, но и себя самого, объединив обе эволюционные стратегии. Многократное увеличение средней продолжительности жизни, киборгизация, подразумевающая создание новых схем питания, размножения, дополнительных органов чувств, конечностей, «усилителей интеллекта», устройств электронного обмена информацией между субъектами, и т. д. — всё это может дать человеку невиданные новые возможности [1–8].


Одно из таких изменений может быть связано с развитием технологий искусственного программирования потребностей (ИПП) — целесообразного программирования мотиваций человеческих действий. Потребности фундаментальны, так как задают цели деятельности. Все остальные биологические и технологические изменения человека могут дать лишь средства для достижения этих целей. Формулировка проблемы целесообразного формирования целей звучит парадоксально, почти тавтологично. По какому критерию может выбираться эта конечная цель, особенно, если человек программирует себя сам? Большинство футурологов обходит вниманием эту проблему, некоторые считают её безнравственной. Обычно вопрос рассматривается через призму лишь традиционных методов программирования потребностей (воспитание, пропаганда, другие психотехнологии «манипуляции сознанием», химические вещества), возможности которых существенно ограничены. Однако нам представляется весьма вероятным, что в будущем появятся новые методы ИПП, связанные, в частности, с непосредственным, соматическим переназначением связей в нервной ткани мозга, что приведёт к существенным изменениям в образе жизни людей и устройстве общества. Первой по-настоящему известной работой, посвящённой целенаправленному программированию человеческих потребностей и его социальных последствиях стал роман О. Хаксли «О дивный новый мир» [9]. В нём показано, насколько революционными могут стать плоды совершенствования даже одних лишь традиционных методов программирования. Теоретические же возможности новых методов ИПП, как мы увидим ниже, вообще почти безграничны. Тем более парадоксально, что эта проблема так и не сформировала своего особого целостного направления в футурологии. Можно выделить работы, где обсуждаются технологии искусственной стимуляции центров удовольствия либо генетического перепрограммирования человека с целью избавления его от страданий и/или увеличения средней комфортности жизни. Существует две полярные точки зрения — считать такие технологии новым наркотиком, который приведёт к деградации человечества [10], либо, напротив, видеть в них путь к построению общества всеобщего счастья [11, 12]. В полном же смысле проблемам ИПП посвящены лишь такие отдельные, «изолированные», работы, как [7].


Подробно охватить как фундаментальные и технические предпосылки ИПП, так и перспективы возможного развития человечества при различных социальных сценариях (в частности, учитывая возможность либерального и тоталитарного подхода к использованию технологий) в одной статье достаточно сложно. Всестороннее рассмотрение проблемы ИПП потребовало бы целой монографии, однако мы постараемся вкратце осветить её основные аспекты. В отличие от авторов, делающих акцент на том, к чему человечеству следует стремиться, мы попытаемся оценить, что может быть на самом деле, учитывая перспективы и опасности этого пути.


Collapse )